АКАДЕМИЯ РЕГЕНТСКАЯ ШКОЛА ИКОНОПИСНАЯ ШКОЛА
БОГОСЛОВСКИЙ ВЕСТНИК ЦЕРКОВНО - АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ КАБИНЕТ МИССИОНЕРСКИЙ ОТДЕЛ
Война мифов. Память о декабристах на рубеже тысячелетий [Сергей Ефроимович Эрлих]
09 сен. 2016 г.
Догматическое богословие. Учеб. пособие [прот. Олег Давыденков]
09 сен. 2016 г.
Ты Бог мой! Музыкальное наследие священномученика митрополита Серафима Чичагова [Автор-составитель: О. И. Павлова; Автор-составитель: В. А. Левушкин]
07 сен. 2016 г.
Литургика: курс лекций [Мария Сергеевна Красовицкая]
21 апр. 2016 г.

Единство и соборность Церкви как образ Царства Божия


Диакон Дионисий Спиров (3 курс аспирантуры)
21 апреля 2017 г.

Ибо все мы крестились

 одним Духом в одно тело… и все

 напоены одним Духом (1 Кор. 12, 12)

И будут едино стадо и един пастырь ,  – говорит Господь наш Иисус Христос, сравнивая пастыря с наемником и возвещая о том, что Он полагает жизнь Свою за овец (см.: Ин. 10, 16). Многие святые отцы, а также и наш Символ веры, указывают на соборность и единство (единственность, уникальность) как на важнейшее свойство Церкви Христовой. Сразу заметим, что единство Церкви неразрывно связано с её соборностью. Един Господь по существу и одновременно Он не может разделиться в Самом Себе. Так и Церковь – водительствуемая присутствующим в ней Господом, – едина и нераздельна (и, следовательно, соборна). Раскроем это ниже.

Святитель Иоанн Златоуст, толкуя слова книги Деяний: И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви (Деян. 2, 46-47),восхищенно указывает на всеобщее единомыслие христиан.[1] «Все же верующие были вместе», говорится в книге Деяний. Причем это единение выражалось не только в духовном союзе, но и в объединении имущества – земных благ, которыми каждый мог пользоваться в меру своей необходимости: имели все общее. «То было ангельское общество, - восклицает святитель Иоанн Златоуст, - потому что они ничего не называли своим. Отсюда исторгнут был корень зол, и своими делами они показали, что слышали слово про­поведи».[2] Здесь мы видим полное отречение от всех своих временных, эгоистических, в том числе материальных устремлений и желаний. Поистине, христиане уподоблялись ангелам, или иначе говоря, Церковь стала похожа на Царство Небесное. Причем апостол Лука упоминает, что все это делалось с радостью и веселием. И все это – результат любви: к Богу и друг другу, любви, которую стяжали эти первые христиане благодаря своему упованию на Бога. Подобные примеры мы можем, хотя и не всегда часто, встретить и сегодня: в жизни некоторых скитов и монастырей, старающихся следовать идеалам христианского общежития, а также и среди некоторых прихожан-мирян. Святитель Феофан Затворник, анализируя апостольские послания, заключает, что среди них нет ни одного такого, где бы не говорилось о единстве, и высказывает следующую мысль: «Как Един Господь и Един Дух, – то и учение всюду было едино … единодушие, единоверие, единомыслие стало существенною чертою в христианстве».[3]

Мы сказали о соборности (или единении) христиан друг с другом как обязательном признаке Церкви. Само слово «соборный» (греч. kafo/lou ), подразумевает единство с целым, то есть со всей Церковью. Но не всякое единомыслие есть признак церковный, ведь и злонамеренные люди, и еретики также могут быть единодушны в своих устремлениях, составляя т. н. «церковь лукавнующих». Важнейшим признаком Церкви является единство людей во Христе. То есть «собирание в церковь» может иметь место только ради любви ко Господу, ради благодарения Господа – Евхаристии – приобщения Ему. Так об этом говорит апостол Лука: И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца (Деян. 2, 46).То есть,единение Церкви основано на молитве и общении с Богом. Именно поэтому Церковь апостолы называют не только «единым Телом», но и «единым Духом» (см., напр., Еф. 4, 3), так как единство верных состоит не в простом единомыслии, а в пребывании в Духе Божием: Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях (1 Кор.1, 10).«Что такое единение Духа? Как в теле дух все объемлет и сообщает какое-то единство разнообразию, происходящему от различия членов телесных, так и здесь. Но Дух дан еще и для того, чтобы объединять людей, неодинаковых между собою по происхождению и по образу мыслей», – говорит именно об этом святой Иоанн Златоуст.[4] Итак, здесь мы видим изображение Божественного домостроительства Святой Троицы – Отца, Сына и Святого Духа в деле спасения человека в земной Церкви. Именно Дух Святой соединяет верных в единое Тело Христово и возводит, таким образом, ко Отцу. Конечно, это доступно только опытному постижению и то лишь отчасти. Но единство верных, или соборность, необходимо вытекает из того, что всех нас содержит во Христе един Дух Святой, мы объединяемся и имеем общение между собою через Него.

В чем состоит характер церковного единства? Конечно, как мы уже упоминали выше, основа единения Церкви в любви. О любви – главная заповедь, данная Христом. Об этом говорят и все послания апостолов и всё Предание Церкви. Дух Святой изливает в сердца любовь Божию (см.: Рим. 5, 5, а также 2 Сол. 3, 5; Гал. 6, 22 и т.д.). Любовь – главный признак церковности: «Еретик или раскольник действует против любви Христовой», - говорит св. Киприан Карфагенский об отличии церковного и нецерковного человека.[5] «Всё, что отделившиеся от Церкви сохраняют из церковного богатства не приносит им ровно никакой пользы, а только один вред… потому что все отделившиеся от Церкви не имеют любви. Христос указал признак, по которому можно узнать Его учеников. Этот признак – не учение христианское, не таинства даже, а только любовь», – вторит ему блж. Августин.[6] Об этом же говорит и Апостол: Если я знаю все тайны, а любви не имею, я – ничто (1 Кор. 13,1).То есть здесь ясно указывается, что признаком причастия вечности является причастие Церкви, в которой действует спасающая благодать Духа Святого и его плод – любовь. Потому «Кто следует за вводящим раскол, тот не наследует Царства Божия».[7]

Именно «собирание в церковь», по выражению апостола Павла (см.: 1 Кор. 11, 18: sunerco/menwn umw/n en ekklhsi/a ) , и есть союз с Духом Божиим, ведущий к спасению и жизни вечной. Другое исповедание – вне Церкви Божией – не спасительно и не может быть оправдано даже мученической кровью (см.: 1 Кор. 13, 3), так как совершается не в Боге и не ради любви к Богу, а ради самолюбия. Из посторонних же никто не смел пристать к ним, - говорит об этом же апостол Лука (Деян. 5, 13) после рассказа о неверии и гибели Анании и Сапфиры. Здесь обрисовываются достаточно четкие «границы» Церкви, которые определяют и «границы» Небесного Царствия. «В чистом единении веры и любви еще на земле должна образоваться способность к высочайшему соединению с Богом и святыми на Небе», - говорит об этом святитель Филарет Московский.[8] Напротив, самолюбие и надменное обособление, разрушают действие благодати Божией и отделяют человека от вечного блаженства.

Вслед за новозаветными текстами, которые мы привели выше, идея единства и соборности Церкви как образа Царства Небесного прослеживается почти во всех писаниях как мужей апостольских, так и последующих святых отцов. Древнейшее дошедшее до нас из не входящих в канон Нового Завета таких творений – т.н. «Дидахэ» или «Учение двенадцати апостолов» (60-80 гг.) говорит о Церкви как учреждении, цель которого –  «усовершение в любви Божией и святости, приготовление для восприятия веры, ведения и бессмертия; конечная задача её основания – достижения Царствия Божия».[9] «Церковь собирается от концов земли в Царство Небесное» по образу единого хлеба евхаристии, бывшего рассеянным в зернах в поле (Дидахэ 9,4). Более глубоко единство Церкви и Царствия Божия раскрывается в т.н. «Канонах святых апостолов» (сер. II в.), где положение епископов, пресвитеров, диаконов и других служителей (чтецов, вдов и т.д.) и все установления церковные служат для «познания образа вещей небесных» ( tu/pon tw_n  e;;pourani/wn ) и «хранения от прегрешений» (Гл.1). Церковь земная, согласно «Канонам апостолов», является отображением Царствия Небесного, в котором царит стройный чин и лад. «Поэтому такой же чин должен соблюдаться и в Церкви земной, которая подготавливает людей ко вхождению в Церковь небесную, то есть в Царство Божие»[10]. Вхождение в Царствие здесь (как и в «Дидахэ») зависит от выбора одного из двух путей – «пути жизни» или «пути смерти». Автор т. н. «Второго послания Климента Римского» (сер. II в.) обосновывает это вечностью Церкви (см. гл.14), которая делится на видимую – Тело Христово и невидимую – «первую, духовную, сотворенную прежде солнца и луны… которая происходит свыше» и которая сделалась зримой в последние дни, чтобы спасти человека. Это происходит во Плоти Христовой – в Церкви земной, которая, таким образом, является «антитипом» и сопричастницей Небесной Церкви – «подлинника» ( to/ au;yentiko/n ). Всякий творящий бесчестие с Церковью, то есть раскольник или еретик, не может стать, таким образом, причастником Церкви Небесной. В Послании ясно показано, что «Церковь одновременно живет в двух измерениях» и как имеющая плотскую и духовную составляющие служит вознесению плотского человека к духовному: «Странствование плоти нашей в мире этом мало и кратковременно, а обещание Христово велико и дивно: покой будущего Царства и вечной жизни» (гл. 5). Это учение тождественно учению другого очевидца апостолов – святого Игнатия Богоносца (см. Смирн. 1; Трал. 11; Ефес. 4), который также называет небесную Церковь «архетипом» или «первообразом» Церкви земной, которая состоит из святых, живущих в постоянном единении с Богом. Она тесно сопряжена со своим «образом» на земле, ибо Главой обоих является Единый Господь Иисус Христос.

Все вышесказанное показывает нам то, что учение о единении Церкви земной с Царствием Небесным, первой как «образе» второго, а, следовательно, о присутствии благодати Царствия в жизни Церкви, является общецерковным учением, прослеживающимся явно со времен апостолов.

Здесь важно заметить, что соборное единение Церкви, переходящее к единению во Царствии Небесном состоит не только в общении со святыми человеками, но и с ангелами Божиими, которые «принимают участие в жизни Церкви: и сочувственным созерцанием, и действованием по указанию Божию».[11] Хотя ангелы, конечно, не имеют подобно людям нужды в искуплении, их служение хоть и невидимо, но «постоянно совершается в земной части Церкви»[12]. Как на небесах ангелы поют Богу Трисвятую песнь, так и на земле – Церковь, таким образом«составляется общее торжество небесных и земных существ».[13] Ангелы принимают деятельное участие в устроении Царствия Божия на земле,[14] они непрестанно молятся по своей любви к нам за человечество, потому по окончании земной жизни святых людей, ангелы «радуются возвращению полного круга их благой деятельности, к коему предназначены они были и изначала».[15] Соборность христиан состоит, безусловно, и в общении с усопшими своими братьями и сестрами как с живыми. «Те, которые отошли в другую жизнь, – говорит святой Феофан Затворник,– в Церкви суть, и те, которые живут, в Церкви суть. Церковь одна».[16]

Указав на соборное единение как на необходимое следствие Единства Духа Божия, содержащего Церковь, мы приходим и к единству Церкви в смысле её единственности и неповторимости. Единственность Церкви как важнейший её признак, связан непосредственно с единственностью Царства Божия или, что то же – единственностью Самого Бога. Об этом же говорит и Апостол: Один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас. Каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова (Еф. 3, 5-6) . Здесь, опять же, говорится как о единственности, так и о единстве (то есть о соборности и единении всех) в многообразии. Сам образ «Тела», по мнению святых отцов (например, Иоанна Златоуста, Феодорита и др.), дан апостолом Павлом для того, чтобы показать то единство в любви, в котором должны пребывать христиане, чтобы они заботились друг о друге как о членах одного тела, ибо они все взаимосвязаны. Христос Один, у Него одно Тело и это Тело – Его Церковь на земле.

Господь сказал: создам Церковь Мою (Мф. 16, 18).Естественно, что речь идет об одной, а не о нескольких церквах. Но может внешне разделенные конфессии (по крайней мере, некоторые из них) и составляют единую Церковь, только невидимо, в Духе, которая и является Царством Божиим? Но тогда возникает ответный вопрос: почему же в них нет единства, если в них Один и Тот же Дух Святой? Разве это возможно: сохранение единства на небе при разделении на земле, или единства в вечности при разладе во времени? Здесь мы приходим к важной истине, что Церковь есть единение временного и вечного, земного и небесного (что свяжете на земле, то будет связано на небесах… и т. д.),следовательно, как возможно примирение на небе тех, кто не примирился на земле? В случае нарушения церковного мира и единства может возникать только один вопрос: а кто прав из спорящих сторон? Или: на чьей стороне Правда или Дух Истины? И если одни непримиримо отделяются от других, то разве может при этом разделяться и Дух Святой как освятитель Церкви? И разве может пребывать Дух любви в тех, кто по раздражительности, нетерпимости или из корысти отделяется от церковного тела? Ответить на этот вопрос намного легче, если подразумевать простую истину о единстве Церкви небесной (Царствия) и Церкви земной. Первая есть содержание последней, последняя – земная форма первой.

 Итак, Церковь может быть только одной, как Един Дух, пребывающий в ней. Вопрос о строгих «границах» Церкви и возможности спасения отдельных людей оставим здесь за рамками темы, тем более, когда это касается не самих отделяющихся от Церкви, а их потомков, уже родившихся вне соборности церковной. Главное, к чему мы приходим, это признание единства Церкви и Царства Небесного: первого как отображения второго на земле, следовательно, если Царствие Небесное едино (одно), а это вряд ли кто-то оспорит, ведь Един и Сам Царь Небесный, то и Церковь, естественно, только одна. Если же мы не признаем духовной связи между Церковью земной и Царством Небесным, как некоторые протестанты, а, следовательно, не признаем водительство Церкви Духом, тогда мы можем допустить наличие нескольких церквей – как человеческих организаций, либо, признавая действие Духа в Церкви, мы допустим только единение христиан в Царствии Небесном без единения на земле – в Церкви, что, как мы уже попытались показать – противоречит закону любви. В любом случае остается тогда вопрос: зачем же вообще созидалась Церковь на земле, и для чего человеку дается время земной жизни перед вступлением в вечность? Как тогда Церковь действует в «сем мире» и «квасит все тесто»? Разве промысл Божий плохо действует на земле, оставляя человека якобы «до поры до времени» (до перехода в вечность) вне истины? Или скорее сам человек не желает к этой истине идти и с таким настроением переступает порог смерти?

Царствие Христово как состояние богообщения, по словам Спасителя, не от мира сего (Ин. 18, 36). Одновременно с этим Царствие Небесное есть преображение всего мира и состояние приведения его к Богу – к изначальной цели творения. Такую же двуединую и внешне представляющуюся антиномическую цель имеет и Церковь: она отделена от мира - ekklhsi/a - род избранный, и вместе с тем создана для всего мира, для спасения всех, ибо Господь хочет всем спастись и в познание истины прийти (Тим. 2, 4),и Евангелие Царствия проповедуется всей твари (см. Мф. 24, 12; Мк. 16, 15 и др.).Природа Царствия, как и природа Церкви – не от мира сего, но Церковь создана длямира, для его спасения, она и есть посредник между небом и землей, земное преложение Божественного Царства. Одновременно, Церковь существует вне мира и в мире, то есть, призвана приводить весь мир в сверхъестественное состояние – как бы изводить его от мира – от самого себя, а это значит – преображать мир. Подобно этому и соборность в Церкви, а, следовательно, и в Царствии Божием, есть не только единение с Богом, но и людей между собой. То есть движение к Богу есть не единоличное только приобщение благодати, как то воспринимается иногда некоторыми христианами, но и приобщение через это всей полноте Церкви. Почему так? Почему единение с Богом и единение со всей Церковью взаимно обусловлены, как в жизни земной, так и в жизни вечной? По той же причине, по которой взаимно обусловлены любовь к Богу и любовь к ближнему. Только преодолев эгоизм, то есть поставление себя выше всего остального, только признав общие нужды и судьбы всего мира как свои, мы приближаемся к всемилостивому Богу – источнику любви. Иначе, как можно быть с Богом, если нет любви? Единение с ближними в любви – показатель стяжания истинной любви и к Богу.

Непонимание природы Церкви как духовного единого тела и её предназначения – освящение людей Единым Духом Божиим для вечного Царствия, приводит к различным еретическим теориям, ставящим под вопрос саму возможность церковного единства при разнообразии традиций. Таких авторов немало в протестантской среде, они делают самые разнообразные выводы из текстологического (как правило, дробного – не целостного) исследования книг Нового Завета, что можно смело назвать внешним буквализмом, имеющим мало общего с настоящей жизнью Церкви. Примечательно, что эти авторы почти не ссылаются на слова апостола о единстве церковного тела. (1 Кор. 12, 12; Еф. 5, 29 и др.).[17] Оторванные от реальной церковной жизни эти учения о Церкви представляют собой весьма противоречивые «кабинетные» теории, имеющие, как правило, только внешне красивую форму. И это неудивительно, ведь они пытаются обосновать и примирить то, что не согласуется с реальной духовной и внешней жизнью Церкви Христовой – как древней, так и современной.[18]

Православное учение на этот счет, на наш взгляд, лучше всего передают слова Климента Александрийского: «Есть только одна истинная Церковь – та, которой старшинство принадлежит по праву. Именно к ней принадлежат, Божией волей, все праведные. Есть один только Бог, один Господь, и поэтому в высшей степени славно и заслуживает всяческого уважения все то, что проявляет себя как единство, имитируя тем самым единство этого первоначала. В соответствии с природой этого Единого Церковь по самому существу своему должна быть едина, и разделение ее на множество церквей, к которому стремятся еретики, есть насилие над ней».[19] Важнейшим показателем соборности и единства Церкви является и её главное таинство – Евхаристия, когда мы причащаемся Тела и Крови Единого Христа и, следовательно, не можем быть сами разделены. То же самое касается и таинства Крещения во Святую Троицу. Важное выражение единства Церкви – епископ. В отличие от западного взгляда в православии епископ никогда не понимался как викарий, посол Христа, но всегда как образ Христа ( εις τόπον και τύπον Χριστού – на месте и как образ ). То есть епископство, в первую очередь, отражение небесной иерархии, а потом только светское администрирование. Да и сам характер священнического служения (как и всякого служения в Церкви) нужно понимать «не как власть и службу в традиционном светском смысле, а как образподлинного эсхатологического Царства Божия» .[20]

Итак, мы едины не только между собой, но мы едины благодаря Христу и, значит, во Христе. Следовательно, мы едины и в Духе и в Отце. Как Един Бог и Едины Лица Святой Троицы между Собой – Отец, Сын и Святой Дух, так едина и соборна Церковь Божия. Это единение есть земное преддверие и земное отображение единения вечного – в Царствии Небесном, которое, в свою очередь, не может быть разделено на тех, кто имеет союз любви между собой и тех, кто этого не имеет. Следовательно, не может быть разделена и Церковь Христова – она одна, и не могут быть разделены члены Церкви между собой, иначе оказываются вне Христа и, следовательно, вне Его Царствия. Церковь и Царствие совпадают друг с другом по действию в них благодати Божией, различаются же только по объему (как невод и добрый улов – см. притчу о неводе в Мф. 13) до времени кончины мира, когда Церковь земная, обретя полноту, преобразится в вечное Царствие Небесное, тогда будет Бог все во всем (1 Кор. 15, 28).

 


[1] См: Св. Иоанн Златоуст. Толкование на книгу Деяний. Беседа 7, 2. - М. 1993 г. С. 44

[2] Св. Иоанн Златоуст. Толкование на книгу Деяний. Беседа 7, 2. - М. 1993 г. С. 45

[3] Св. Феофан Затворник. О Православии с предостережениями от погрешений против него. – ТСЛ, 1995 г. С. 95.

[4] Св. Иоанн Златоуст. Беседа 9 на Послание к Ефесянам. Полн. Собр. Соч. т.11. СПбДА 1903 г. С. 86

[5] Сщмч. Киприан Карфагенский. Творения. Письмо 2-е к Магну – М., 1903 г. С. 360

[6]  Блж. Августин Аврелий. О крещении I, 3. PL. 43, col. 460, 563.

[7] Свщмч. Игнатий Богоносец. К Филадельфийцам, 3.

[8] Св. Филарет Московский . Цит. по: Дьяченко Григорий, свящ. Уроки и примеры христианской веры. СПб, 1900 г. С. 414

[9] Попов К . Учение двенадцати апостолов. Труды КДА. 1884 г. Т. 11. С. 352

[10] Сидоров А. И. Святоотеческое наследие. Т. 2. Доникейские отцы Церкви и церковные писатели., - М., 2011 г. С. 88

[11] Св. Феофан Затворник . Толкование Посланий апостола Павла. К Галатам. – М., 2005. С.288.

[12] Аквилонов Е.П. Научные определения Церкви и апостольское учение о ней как о Теле Христовом. – СПб, 1894г. С.91.

[13] Афанасий (Евтич), иером. Экклесиология Апостола Павла. – М., 2009г. С.133.

[14] См. об этом: Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. – М., 1999. С.542.

[15] Св. Феофан Затворник.Там же. С.101.

[16] Св. Феофан Затворник. Там же. С.251.

[17] В качестве показательного примера можно привести статью известного западного экзегета Эрнста Кеземана: «Единство Церкви в Новом Завете» (см.: esxatos.com/kezeman-kanon-edinstvo-cerkvi 20.01.2015), где он смело опровергает какое-либо единое предание в христианской среде, противопоставляя между собой учение разных апостолов на основе сохранившихся посланий и даже считая наличие четырех (а не одного) Евангелия свидетельством множественности христианских конфессий. Неудивителен такой частный вывод автора из его общего посыла, гласящего, что «провозглашаемая в Новом Завете весть не является однозначной». Единство Церкви по этой (как и по многим другим протестантским) теории – невидимо, и «единство церкви никогда не существует как данность… оно есть несмотря на конфессии». Понятно, что в итоге, такие исследования призваны не только опровергнуть главенство Римского папы, но и в целом оправдать отделенность лютеранских и иных церквей от Церкви исконной, показав их равнозначность, а может и превосходство. Налицо здесь незаконное уравнение различных традиций внутри Церкви с отколовшимися от общения с Церковью сообществами, независимо от существующих в них традиций, а также замалчивания факта основания Церкви сошедшим Святым Духом в день Пятидесятницы, когда все апостолы пребывали вместе.

[18] См. об этом: Иларион (Троицкий), свщмч.  Христианство или Церковь. – М., 1997 г.

[19] Климент Александрийский. Строматы. Т.3 Кн.7. Цит. по: Иларион (Алфеев), митр.Единство Церкви. Тело Христово. Эл. книга: azbyka.ru/ library/illarion_pravoslavie_1_91

[20] Василиадис П. Эсхатологическая экклезиология. Доклад. Международная конференция по эсхатологии. – М., 2005 г. С. 4

понд.втор.сред.четв.пятн.субб.воскр.
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
19 сентября 2017 г.
Обновлено расписание установочных лекций по Системе дистанционного образования (Сектор заочного обучения МДА)
15 сентября 2017 г.
Объявляется набор в детско-юношеский хор Московской духовной академии. Приглашаются все, желающие изучать духовную музыку.
15 сентября 2017 г.
15 сентября 2017 года исполнилось восемь лет со дня блаженной кончины старшего регента братского хора Свято-Троицкой Сергиевой лавры, заслуженного профессора Московской духовной академии архимандрита Матфея (Мормыля).
15 сентября 2017 г.
15 сентября 2017 года профессор Московской духовной академии Марина Семеновна Крутова отмечает свой 60-летний юбилей.
14 ноября 2017 г.
Кабинет ориенталистики Московской духовной академии приглашает Вас принять участие в научной конференции
«Актуальные вопросы изучения христианского наследия Востока». Конференция состоится 14 ноября 2017 года.
12 сентября - 21 декабря 2017 г.
Опубликованы семестровые расписания экзаменов на Секторе заочного обучения (СЗО) МДА и на Филиале СЗО МДА.
12 - 22 сентября 2017 г.
С 12 по 22 сентября 2017 г. пройдут обзорные лекции для учащихся 4 класса семинарии (ФИЛИАЛ Заочного сектора МДА).
С 14 по 22 сентября 2017 г. пройдут обзорные лекции для учащихся 5 класса семинарии (ФИЛИАЛ Заочного сектора МДА).
Илья Беломытцев (1 курс магистратуры) [Проповедь]
Николай Константинович Гаврюшин [Статья]
Чтец Кирилл Баталов (1 курс магистратуры) [Проповедь]
Чтец Арсений Гревцев (4 курс бакалавриата) [Проповедь]
 
Полное наименование организации: Религиозная организация - духовная образовательная организация высшего образования «Московская духовная академия Русской Православной Церкви» (Московская духовная академия)

Канцелярия МДА — телефон: (496) 541-56-01, факс: (496) 541-56-02, mpda@yandex.ru
Приёмная ректора МДА — телефон: (496) 541-55-50, факс: (496) 541-55-05, rektor.pr@gmail.com
Сектор заочного обучения МДА — телефон: (496) 540-53-32, szo-mda@yandex.ru
Учебная часть МДА — телефон: +7 (915) 434-15-01, uchebchastMDA@yandex.ru
Пресс-служба МДА — psmda@yandex.ru


Официальный сайт Московской духовной академии
© Учебный комитет Русской Православной Церкви — Московская духовная академия
Все права защищены 2005-2015

При копировании материалов с сайта ссылка обязательна в формате:
Источник: <a href="http://www.mpda.ru/">Сайт МДА</a>.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций.