АКАДЕМИЯ РЕГЕНТСКАЯ ШКОЛА ИКОНОПИСНАЯ ШКОЛА
БОГОСЛОВСКИЙ ВЕСТНИК ЦЕРКОВНО - АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ КАБИНЕТ МИССИОНЕРСКИЙ ОТДЕЛ
Война мифов. Память о декабристах на рубеже тысячелетий [Сергей Ефроимович Эрлих]
09 сен. 2016 г.
Догматическое богословие. Учеб. пособие [прот. Олег Давыденков]
09 сен. 2016 г.
Ты Бог мой! Музыкальное наследие священномученика митрополита Серафима Чичагова [Автор-составитель: О. И. Павлова; Автор-составитель: В. А. Левушкин]
07 сен. 2016 г.
Литургика: курс лекций [Мария Сергеевна Красовицкая]
21 апр. 2016 г.

Церковно-государственные отношения при Святейшем Патриархе Пимене на материалах ГАРФ


Чтец Александр Вишневский (III курс Московской духовной академии)
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата богословия. Научный руководитель диакон Димитрий Сафонов. Защита состоялась 27 июня 2012 года.
09 июля 2012 г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Тема церковно-государственных отношений в период Патриаршества Святейшего Патриарха Пимена относится к числу наиболее актуальных и важных проблем историографии  взаимоотношений Церкви и государства в советский период. Важность темы диссертации обусловлена необходимостью изучения накопленного опыта государственно-церковных отношений в связи с происходящим в настоящее время процессом выработки государственной вероисповедной политики.

Цель исследования состоит в выявлении основных направлений, форм и способов взаимоотношений Русской Православной Церкви, общества и власти в 1971 –1990 годы.

Исходя из цели исследования, в настоящей работе ставятся следующие исследовательские задачи:  в первую очередь, в настоящем исследовании  необходимо изучить положения советского законодательства о религиозных культах и дать анализ истории, задач и структуры Совета по делам религий при Совете Министров СССР, а также проанализировать обстоятельства проведения Поместного Собора 1971 года и избрания Святейшего Патриарха Пимена. Во второй части работы следует изучить и проанализировать различные стороны деятельности Совета по делам религий: контроль Совета за духовным образованием, богослужебной жизнью, финансовой деятельностью Русской Православной Церкви, изучить работу чиновников Совета с иерархами и духовенством, взаимодействие Святейшего Патриарха и архиереев с Советом по делам религий в деле решения насущных проблем Церкви, работу Совета по исследованию отзывов духовенства и мирян на события политической и общественной жизни в Советском Союзе, работу Совета с иностранцами, прибывающими в СССР и посещающими церковные объекты, и контроль за ними. Также отдельно следует коснуться вопросов взаимодействия Святейшего Патриарха Пимена с государственной властью, проблем охраны памятников церковной архитектуры и искусства и преследования инакомыслящих и диссидентов среди духовенства и мирян. В третьей части работы необходимо дать оценку новому этапу взаимоотношений Церкви и государства в Советском Союзе, наступившего с началом т.н. перестройки. В данном разделе работы будут затронуты такие темы, как открытие и передача Церкви новых храмов и монастырей и возникавшие при этом проблемы, строительство церковного завода в поселке Софрино, нами будет проанализирован  новый Устав об управлении Русской Православной Церковью 1988 года и Архиерейский Собор 1989 года, а также значение празднования 1000-летия Крещения Руси для церковно-государственных отношений.

Объектом исследования являются церковно-государственные отношения в СССР в период 1971 – 1990 гг.

Предметом исследования является деятельность Святейшего Патриарха Пимена, иерархов и священнослужителей Русской Православной Церкви в области церковно-государственных отношений.

Хронологические рамки  исследования охватывают двадцатилетие с 1971 по 1990-й год, что определяется границами патриаршества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена.

Методологическая основа исследования.В ходе изучения и обобщения исторического материала по исследуемой  проблеме автором применялись следующие общенаучные методы: исторический, логический, а также методы типологизации, классификации и систематизации. Системный подход позволил учесть многообразие факторов, оказавших влияние на эволюцию взаимоотношений Русской Православной Церкви и Советского государства с 1971 по 1990 годы.

Территориальные рамки исследованияохватывают ряд областей как Центральной России и Сибири, так и некоторых областей Украинской и Белорусской ССР.

Для исследуемого нами периода церковно-государственных отношений с 1971 по 1990 годы, в которое совершал свое Первосвятительское служение Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен, характерны фактическое отсутствие явных гонений, формальное провозглашение свободы совести, обособление Церкви от государства и школы от Церкви, декларирование права граждан исповедовать или не исповедовать религию, равенства верующих и неверующих. Но, на самом деле, на протяжении этих  двух десятилетий далеко не всегда данные положения выполнялись – нередко давление просто приобретало иной характер, зачастую более изощренный, чем в 30-е годы.

Русская Православная Церковь была отделена от государства, не получив при этом прав частного религиозного общества. Советское законодательство о культах принципиально отличалось от правового режима отделения Церкви в США или ряде западноевропейских государств. Декрет от 20 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» провозглашал:  «Никакие церкви и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют. Все имущества существующих в России церквей и религиозных обществ объявляются народным достоянием»[1]. Эти положения закона воспроизводились затем и в более поздних советских законодательных актах.

Принятое 8 апреля 1929 года на основании Декрета СНК РСФСР от 20 января 1918 «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях», с позднейшими изменениями от 23 июня 1975 года, стало нормативно-правовым документом, регулировавшим статус религиозных обществ и объединений в СССР.

Категорически запрещалась любая просветительская и благотворительная деятельность, религиозным общинам дозволялось лишь «отправление культов» в стенах «молитвенных зданий»[2]. Духовенство было устранено от участия в финансовых и хозяйственных делах прихода, эти полномочия полностью находились в руках т.н. «двадцаток». Частное обучение религии, формально дозволенное декретом 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», фактически означало лишь право родителей обучать религии своих детей. Благотворительность, социальное служение, паломничества к святыням также запрещались данным Постановлением. Вне церковных стен[3] деятельность духовенства ограничивалась посещением  умирающих[4], на другие формы деятельности требовалось специальное разрешение местных властей[5].

Лишь в последней советской Конституции, принятой 7 октября  1977 года, было предусмотрено право граждан на исповедание религии. Однако в статье 52 седьмой главы были подчеркнуты двойные стандарты в отношении государства к религии: атеистическая пропаганда свободно дозволялась, верующим же было оставлено лишь право «отправлять религиозные культы»[6].

Значительные перемены в правовом статусе Русской Православной Церкви и других религиозных объединений стали возможны лишь на исходе существования СССР. 1 октября 1990 года был принят закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях»[7], который предусматривал за Московской Патриархией, а также отдельными приходами и церковными учреждениями права юридического лица. Хотя принцип отделения школы от Церкви сохранялся, благодаря принятию закона появилась юридическая возможность для обучения детей религии, владения недвижимостью, Церковь получала возможность доступа на радио и телевидение, участия в жизни общества. В октябре 1990 года был принят аналогичный закон в РСФСР[8], действовавший до 1997 года.

Касаясь вопроса степени изученности данной темы, следует отметить, что отношения Церкви и советского государства в период патриаршества Святейшего Патриарха Пимена на настоящее время еще сравнительно мало изучены. Среди множества причин, объясняющих такой пробел в церковной науке, одна из основных – отсутствие (до последнего времени) свободного доступа к архивным материалам и документам. Также необходимо отметить, что недостаточная изученность этой сложной и важной темы может приводить исследователей к поверхностным суждениям и необоснованным оценкам. Несмотря на имеющиеся исследования, пока еще практически отсутствуют обобщающие работы по истории взаимоотношений Русской Православной Церкви, общества и власти  в период с 1971 по 1990 годы.

С ликвидацией в 1991 году Совета по делам религий при Совете Министров СССР  и последующим открытием архива этого учреждения для исследователей открылась возможность исследовать большинство доступных источников в рамках указанной темы, так как архивы Московской Патриархии и Отдела Внешних Церковных связей практически недоступны для рядового исследователя. В октябре 2011 года автором посылались официальные запросы в два вышеназванных архива, однако в официальных ответах старшего архивариуса Московской Патриархии иеродиакона Елеазара от 02.11.2011 г. и заместителя Председателя ОВЦС протоиерея Николая Балашова от 29.11.2011 г. говорилось, что «в соответствии с распоряжением Святейшего Патриарха (№52 от 12.11.2009), Архивы Московской Патриархии, ОВЦС, Издательского Совета Московской Патриархии, а также иных синодальных подразделений являются закрытыми,  действующими в режиме строгого контроля и ограниченного доступа к документам»[9].

В развитии отечественной историографии вопроса взаимоотношений Русской Православной Церкви и государства в СССР в 1971 – 1990 годы можно условно выделить два этапа. К первому этапу относятся работы советских авторов, написанные до конца 80-х годов XX века. Они характеризуются преобладающей в них атеистической концепцией и односторонним взглядом на церковно – государственные отношения. В настоящей работе из круга данной литературы широко использовались материалы книги председателя Совета по делам религий при Совете Министров СССР В.А.Куроедова «Религия и Церковь в Советском государстве»[10].

В 1988 году широко прошли празднования 1000-летия Крещения Руси, послужившие началом расширения изучения церковно-государственных отношений. Набирающая силу «Перестройка» и общая демократизация советского общества создали предпосылки для исследователей использовать новые, более объективные подходы, чувствуются попытки критически осмыслить церковную политику советского государства. Таким образом, к концу ХХ века появилась серия церковно-исторических исследований, которые представили научному сообществу массу ранее неизвестных материалов.

Среди источников, содержащих современные исследования по теме церковно-государственных отношений в СССР, автором были широко использованы работы М.И.Одинцова[11]. Бывший сотрудник Совета по делам религий, в настоящее время возглавляющий Российское объединение исследователей религии (РОИР), М.И.Одинцов занимает особое место среди исследователей, которые ввели в научный оборот массу новых источников. Работы М.И.Одинцова посвящены исследованию  государственной политики в сфере свободы совести и истории религиозных организаций. На настоящее время  опубликовано более 300 научных работ  М.И.Одинцова, практически все из которых основаны на собственных исследованиях автора в государственных и ведомственных архивах, в результате которых выявлено и опубликовано более тысячи ранее неизвестных документов по истории Русской Православной Церкви в ХХ веке. Труд М.И. Одинцова «Русская Православная Церковь в XX веке» представляет особую важность также и потому, что в нем приведен огромный, более 1000 наименований, список литературы на данную тему.

Большой интерес и важность в процессе изучения темы церковно-государственных отношений представляют работы известного историка, доктора исторических наук, профессора, зав. кафедрой государственно-конфессиональных отношений Российской Академии Государственной службы (РАГС), ведущего специалиста по истории Русской Православной Церкви в XX веке и церковно-государственным отношениям новейшего времени О.Ю. Васильевой[12]. Научные труды О. Ю. Васильевой получили широкое признание как в России, так и за рубежом. О. Ю. Васильева издала более 240 научных работ, в том числе 10 монографий. В наибольшей мере в  настоящей работе мы пользовались материалами статьи «Поместный Собор 1971г.: правда и вымысел». Данная статья О.Ю.Васильевой, написанная по материалам Государственного архива Российской Федерации и Российского Государственного архива новейшей истории, освещает ранее неизвестные стороны этого важнейшего события в истории Церкви двадцатого столетия. О.Ю.Васильевой проведен анализ причин возникновения разногласий среди духовенства накануне Поместного Собора 1971 года по вопросам о приходской реформе и процедуре избрания Патриарха Московского и всея Руси, а также подавления дискуссии  на Соборе 1971 года по вопросу приходского управления. Всестороннее и глубокое исследование деятельности Совета по делам религий принадлежит современному исследователю И.И.Масловой.  В монографиях «Советское государство и Русская Православная Церковь: политика сдерживания (1964-1984 гг.)[13]» и «Совет по делам религий при Совете Министров СССР: к вопросу о взаимоотношениях государства и Русской православной Церкви (1965-1991 гг.)» И.И.Маслова подробно рассматривает вопросы, связанные с темой настоящей диссертации. В своей докторской диссертации «Эволюция вероисповедной политики советского государства и деятельности Русской Православной Церкви (1953-1991 гг.) И.И.Маслова подробно исследовала факторы влияния на вероисповедную политику и систему органов,прямо или косвенно принимавших участие в государст­венно-церковных отношениях - от ЦК КПСС и Совета Министров СССР до районных, городских, сельских комитетов партии и Советов депутатов трудящихся, а также основные направления и результаты их деятельности.

В кандидатской диссертации А.В.Стамболиди «Государственно-конфессиональные отношения в СССР в середине 60-х – начале 80-х годов XX века» выявлен ряд новых источников, проливающих свет на историю деятельности советских органов в отношении Церкви и верующих.

Богатый фактический материал об институте уполномоченных Совета по делам религий содержится в работах исследователя Ю.В.Гераськина[14]. Одним из наиболее авторитетных представителей церковно-исторической науки является протоиерей Владислав Цыпин. Им изданы несколько книг по истории Церкви в советский период[15]. Протоиерей Владислав Цыпин составил наиболее полный на настоящее время курс новейшей истории Русской Православной Церкви.  В его труде «История Русской Православной Церкви» исследуемый нами период характеризуется тем, что несмотря на то, что массовое закрытие религиозных общин, в том числе и православных церквей, было прекращено, храмы, закрытые в годы хрущевских гонений, за все двадцать «застойных» лет так и не были возвращены верующим. В работах аспиранта ОЦАД А.Б.Онищенко (ныне иеродиакон Анастасий), содержится богатый фактический материал о контроле Совета по делам религий за иностранными гражданами, прибывающими в Советский Союз по церковной линии[16]. В приложении к кандидатской диссертации А.П. Жамкова «Русская Православная Церковь и советское государство: 1943 – 1991 гг. (история взаимоотношений на материалах Вологодской епархии)» приведен подробный список сотрудников Совета по делам религий.

Тема государственно-церковных отношений рассматривается в статье «Брежнев» Е.Э. Наследуховой в «Православной энциклопедии»[17].

Немалый вклад в изучение вопросов, связанных с историей церковно-государственных отношений в исследуемый нами период внесли зарубежные историки. Однако их работы в целом характеризуются отрывом от недоступного для них документального архивного материала и опираются, в основном, на свидетельства очевидцев и материалы прессы. Такая особенность работ зарубежных авторов, конечно, лишает их полноты освещения всех аспектов изучаемой нами темы. Среди наиболее значимых работ зарубежных авторов, пытавшихся наиболее полно исследовать процесс развития церковно-государственных отношений в СССР, следует упомянуть работу  Д.В.Поспеловского «Русская Православная Церковь в ХХ веке»[18]. Большой фактический материал находится в сборниках «Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991)»[19], составленных немецким исследователем, сотрудником швейцарского института «Вера во втором мире», Гердом  Штриккером, содержащих материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью.

Источниковая база исследования:

В работе использовался широкий спектр опубликованных и неопубликованных материалов из Государственного Архива Российской Федерации. Документы, касающиеся исследуемого нами исторического периода, содержатся в фонде №6991 (Совет по делам религий при Совете Министров СССР), опись 6. (Совет по делам религий при Совете Министров СССР. 1966-1991 гг.)

Автором проведены систематизация, обобщение и научный анализ архивных документов. Используемые архивные источники можно классифицировать в соответствии с характером находящейся в них информации. Большое внимание в ходе работы уделялось делопроизводственной документации (инструкциям, циркулярам, распоряжениям), отражающей взаимоотношения органов государственной власти с церковными организациями. Была изучена также и протокольная документация, к которой относятся отчеты уполномоченных Совета по делам религий, протоколы собраний ученых советов Духовных Академий и семинарий, собраний членов религиозных общин, ходатайства об открытии храмов или их ремонте. К учетно-статистической документации можно отнести  материалы по личному составу духовенства, статистические сведениями о количестве культовых зданий и описи церковного имущества.

Автором были  исследованы архивные документы, не только касающиеся Москвы или Ленинграда, но и различных областей центральной России, Украинской и Белорусской ССР. Исследование региональных документов помогает увидеть, в чем заключалась особенность  политики государства в отношении Церкви на местах, дает возможность анализа расхождения указаний «сверху» с их практической реализацией в регионах. В работе задействованы и материалы Центрального государственного архива Московской области (ЦГАМО), в котором находятся годовые отчеты уполномоченного Совета по делам религий по Московской области А.Трушина. Нами были изучены личные отзывы уполномоченного и собранные им отзывы духовенства Московской епархии, касающиеся избрания митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена на Патриарший престол.

Помимо архивных источников, автором были использованы  документы, отражающие политику коммунистической партии и советского государства в сфере церковно-государственных отношений: Конституции СССР 1936 и 1977 годов, правовые кодексы, постановления Совета Министров СССР, декрет СНК “Об отделении церкви от государства и школы от церкви” 1918 года и  постановление ВЦИК и СНК “О религиозных объединениях” 1929 года. 

В период работы над настоящей диссертацией автором было записано 10 интервью у тех людей, которые близко знали Святейшего Патриарха Пимена и совершали свое служение и работу под его непосредственным руководством[20]. Помимо большого количества материалов исторического и личного характера, эти воспоминания ценны тем, что несут в себе определенную оценку церковно-исторической ситуации тех лет людьми, бывшими ее непосредственными очевидцами и участниками. Все вышеназванные интервью помещены в качестве приложения к настоящей работе.

Особый круг использованных источников – книги, носящие мемуарный и публицистический характер, ценные  именно личным отношением их авторов к тем историческим событиям, свидетелями которых были они сами. Это, в первую очередь, воспоминания архиепископа Василия (Кривошеина) о Поместном Соборе 1971 года, монументальная монография  архимандрита Дионисия (Шишигина) о личности и служении Святейшего Патриарха Пимена «Былое пролетает»[21], книга Валентина Никитина «Патриарх Пимен: путь, устремленный ко Христу»[22].

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что нами, во-первых, сделана попытка комплексно проанализировать церковно-государственные отношения в период с 1971-го по 1990-й годы – одну из наиболее актуальных и важных проблем историографии государственно-церковных отношений в советский период. Во-вторых, впервые введен в научный оборот ряд архивных материалов, касающихся рассматриваемой темы.

Апробация работы. Основные положения диссертации отражены автором в  докладе на II Межвузовской студенческой конференций «Актуальные проблемы современной богословской науки», проходившей в МДА с 1 по 2 мая 2012 года, на тему:  «Взаимодействие Совета по делам религий при Совете Министров СССР с Духовными школами Русской Православной Церкви в период патриаршества Святейшего Пимена (Извекова) по материалам ГАРФ». Настоящий доклад был опубликован на официальном сайте Московской Духовной Академии и сайте Кафедры церковной истории Московской Духовной Академии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введенииобосновывается актуальность темы, определяются предмет, цель и задачи исследования, задаются его хронологические рамки, даётся характеристика степени научной разработанности темы, определяются методы и источниковая база исследования, сообщается о научно-практической значимости исследования и апробации его результатов.

Первая глава «Советское законодательство о религиозных культах: эволюция отношения государства к Церкви в период  с 1920-го по 1990-е годы» посвящена обзору законодательных и подзаконных актов, касающихся Церкви в советский период, и  эволюции советского законодательства о религиозных культах в период с 1920-го по 1990-й годы. Информация, представленная в данной главе,  имеет существенную важность для адекватного понимания всей работы. В становлении законодательных норм советского государства в отношении религии и Церкви особая роль принадлежала декрету СНК РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»[23]. Именно этот декрет узаконил отделение Церкви от государства, придав  ему светский статус. Декретом провозглашался суверенитет советского государства по отношению к религиозным нормам.  Декретом предусматривались правовые нормы, гарантирующие свободу совести граждан. Все имущество существующих религиозных обществ было объявлено народным достоянием. Церковь была отделена от экономической и политической жизни общества. Дальнейшие законодательные акты советского государства, такие как «Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 года «О религиозных объединениях», с внесенными в 1975 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР изменениями и дополнениями, Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 марта 1966 г., а также Конституции СССР 1936 и 1977 годов сохраняли вышеназванные принципы отношения Советского государства к религии, Церкви и верующим. Нарушение законов об отделении Церкви от государства и школы от Церкви влекло за собой уголовную ответственность. Лишь с началом «перестройки» верующие начали добиваться конкретных изменений в законодательстве о религиозных культах, направленных на отмену дискриминационного положения Церкви и уравнения в правах духовенства и верующих со всеми советскими гражданами. Правовые акты вероисповедной политики СССР и РСФСР утратили силу с принятием Верховным Советом РСФСР закона «О свободе вероисповеданий». Этот законодательный акт открыл возможность для Церкви получения права юридического лица, разрешил религиозным объединениям осуществлять благотворительную деятельность, религиозные объединения получали право производить, приобретать, экспортировать, импортировать, распространять предметы культа и религиозного назначения, религиозную литературу. Провозглашалось недопустимым проведение атеистических мероприятий в местах, используемых верующими для совершения богослужений.

Вторая глава «Совет по делам религий при Совете Министров СССР: история, структура, задачи и методы работы»посвящена  рассмотрению данного союзного органа, образованного в 1965 году в целях последовательного осуществления политики Советского государства в отношении религий. Совет  контролировал соблюдение Конституции СССР в отношении религии и Церкви и законодательства о культах. Методы работы Совета были многосторонними и разнообразными. Совет по делам религий, обладая контрольно – надзорными полномочиями, осуществлял контроль за финансовой и хозяйственной деятельностью Церкви, международными контактами Московской Патриархии, ее  духовными школами, осуществлял работу с иерархами и духовенством, проводил анализ настроений духовенства и верующих в отношении политики советского государства, для чего регулярно занимался сбором отзывов священнослужителей и мирян на различные события политической и общественной жизни страны.

В третьей главе «Поместный Собор Русской Православной Церкви 1971 г. и избрание Святейшего Патриарха Пимена сквозь призму церковно-государственных отношений в СССР»  содержится анализ внутрицерковной ситуации на момент Поместного Собора 1971 года. Поместный Собор Русской Православной Церкви 1971 года, по количеству участников ставший самым представительным Собором после Революции, был созван для избрания нового Патриарха Московского и всея Руси, которым стал митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков). В приложении к вопросу о церковно-государственных отношениях следует выделить два основных момента Собора: настоятельно рекомендованную властями процедуру открытого голосования на выборах Патриарха, а также утверждение положения о приходском управлении 1961 года. Также следует отметить положительную оценку поддержки Русской Православной Церковью социалистического общественного и государственного строя, внутренней и внешней политики Советского правительства, которая прозвучала в докладах и выступлениях участников Собора. Было высказано удовлетворение существующим в СССР законодательством о религиозных культах и сложившимися отношениями между государством и Церковью, что с удовлетворением было воспринято властями. Среди внутрицерковных вопросов деятельности Собора необходимо выделить принятие решения об отмене клятв  на старые обряды Большого Московского Собора 1667 года. Также в главе приводятся биографические сведения о Святейшем Патриархе Пимене.

Глава четвертая,  «Деятельность Совета по делам религий»,состоит из 5 параграфов. Первый параграф, «Контроль Совета по делам религий за духовным образованием в Русской Православной Церкви», показывает, как Совет по делам религий требовал от администрации трех действующих в Советском Союзе духовных школ (в Загорске, Ленинграде и Одессе) своевременного предоставления информации о количестве учащихся и общих сведений о них, денежных средствах, выделяемых Патриархией на содержание духовных школ и их материальном положении и внутренней жизни. Поступление в духовные школы было связано для абитуриента с множеством проблем, власти всеми способами старались не допустить к поступлению лиц, имеющих высшее образование и работавших до поступления в советских организациях и учреждениях. Власти целенаправленно и непрерывно занимались организацией мероприятий по патриотическому воспитанию учащихся духовных школ и контролем за их исполнением. Контроль Совета простирался и на дальнейшее распределение выпускников семинарий и академий по приходам Русской Православной Церкви. Однако, несмотря на такие жесткие методы внешнего контроля за духовными учебными заведениями, все же следует подчеркнуть следующее: все вышеперечисленные меры не носили критически недопустимого для Церкви характера, и основная цель образовательного процесса духовных учебных заведений – подготовка благочестивых и образованных священнослужителей достигалась и при подобном вмешательстве, свидетельством чему является великое множество достойнейших архиереев и священников, выпускников духовных школ рассматриваемого периода в истории Русской Православной Церкви.

Второй параграф, «Контроль Совета по делам религий за влиянием Русской Православной Церкви на верующих через богослужения», включает информацию о том, как Совет по делам религий тщательно следил за богослужебной жизнью Русской Православной Церкви, как правило, напрямую не вмешиваясь в нее, но досконально отмечая количественный и сословный состав прихожан. Уполномоченные Совета пристально следили, чтобы на богослужениях не было детей и молодежи, контролировали содержание церковных проповедей. Особое внимание обращалось на денежные доходы, полученные церквями в дни проведения праздничных богослужений.

В третьем параграфе, «Контроль Совета по делам религий за финансовой деятельностью Церкви», показано, что власти внимательно контролировали финансовую жизнь Церкви, доходы церквей облагались необоснованно большими налогами, в Советский Фонд мира в добровольно-принудительном порядке шли регулярные значительные денежные взносы. Контроль за церковными финансами был существенным инструментом подчинения Церкви интересам государства и методом манипуляции и давления на церковные  структуры.

Четвертый параграф,  «Работа Совета по делам религий с иерархами и духовенством», рассказывает об одном из основных направлений в деятельности Совета по делам религий:  «политико-воспитательной работе» с духовенством и изучении его настроений. Среди форм воспитательной работы с духовенством были: беседы уполномоченных с духовенством, встречи епископата, духовенства, церковных исполнительных органов с руководителями областей, краев и республик, проведение семинаров и собраний духовенства, на которых выступали специалисты отраслей и ученые. Данный параграф разделяется на три пункта, первые 2 из которых носят названия «Работа Совета по делам религий с приходским духовенством Русской Православной Церкви»и «Работа Совета по делам религий с иерархами Русской Православной Церкви»и посвящены рассмотрению методов данной работы чиновников Совета. В третьем пункте, «Исследование Советом по делам религий отзывов иерархов, духовенства и мирян на события политической и общественной жизни в Советском Союзе»,  рассмотрена такая важная сторона деятельности Совета по делам религий, как исследование настроений и отзывов духовенства и мирян, касающихся различных событий политической и общественной жизни Советского Союза. Конечно, оценка отзывов духовенства и мирян на события политической и общественной жизни в Советском Союзе может быть далеко неоднозначной. Но важно понимать: священнослужители  всегда чувствовали свою принадлежность к Родине. К Родине, а не правительству, и свято исполняли свой долг служения Богу и родному советскому народу. Хотя, конечно, декларируемая для иностранных журналистов поддержка Русской Православной Церкви  коммунистическим правительством   являлась во многом лишь иллюзией. В церковно-государственных отношениях по-прежнему оставались не решенными многие острые вопросы.

Пятый параграф,  «Взаимодействие с Советом по делам религий в вопросах решения насущных нужд Русской Православной Церкви», показывает, как для решения материальных нужд Русской Православной Церкви в большинстве случаев Святейшему Патриарху Пимену и другим иерархам приходилось обращаться в Совет по делам религий.  Во-первых, любая просьба, касающаяся материального обеспечения, должна была проходить через контролирующий орган, каковым являлся Совет по делам религий. Во-вторых, в известных условиях советского дефицита порой даже самых обычных товаров, ходатайство Совета по делам религий помогало достать необходимое. Без положительного решения и поддержки Совета невозможно было и получить разрешение советского правительства на издание Священного Писания и богослужебной литературы. Как видно, Совет по делам религий, несмотря на свою дурную славу среди верующих, все-таки почти всегда оказывал помощь и старался найти пути решения тех проблем, с которыми к его чиновникам обращался Святейший Патриарх или другие иерархи. Другая сторона вопроса заключается в том, что просьбы эти были порой самыми банальными, которые в наше время решаются сами собой и силами Церкви – но такова была реальность тех лет. Без ходатайства Совета невозможно было получить разрешение на издание Священного Писания и богослужебной литературы, необходимых для нормальной литургической жизни Церкви. В условиях плановой экономики порой самые необходимые стройматериалы: гвозди, бревна, цемент, кровельное железо даже при наличии денег нельзя было достать без разнарядки, не говоря уже жилищных вопросах или вопросах санаторного  лечения.

Глава 5 «Церковь и государство в 70-е – 80-е годы: взаимоотношения в «застойный» период»состоит из 4 параграфов. В первом параграфе, «Взаимоотношения Святейшего Патриарха Пимена с государственной властью», подчеркивается, что кажущиеся нам порой неуместными или странными некоторые действия иерархов Церкви того непростого периода некорректно осуждать или смотреть на них свысока. Выросло новое поколение молодых людей, которое не знает, что происходило в нашем Отечестве всего несколько десятков лет назад. То, к чему привыкли мы, и что кажется естественным – свободное положение Церкви в государстве – было недостигаемой мечтой священнослужителей и верующих советских граждан в 1970-80-х годах. Святейший Патриарх Пимен прекрасно помнил те времена его детства и юности, когда за веру во Христа расстреливали и отправляли в лагеря. Трудно было забыть подобное – может быть, поэтому Святейший был порой так осторожен и мудро выжидал, предпочитая молчать. Но это молчание и мудрое, порой кажущееся посторонним «бездействие», на самом деле наполненное глубокой внутренней молитвой и крепкой верой в Промысл Божий в конце концов сотворило чудо – в последние годы жизни Святейший Патриарх Пимен сподобился узреть начало церковного возрождения в нашей стране, которое процвело и дало богатые плоды уже после кончины Святейшего. Во втором параграфе  «Проблемы, возникавшие в деле охраны памятников истории и культуры, находящихся в пользовании Церкви»изприведенных документов видно, что отношение властей к делу охраны тех памятников истории и культуры, которые находись в ведении Церкви, было двояким. С одной стороны, советскому правительству необходимо было сохранять некоторые церковные памятники в должном состоянии, например Троице-Сергиеву Лавру, как пример существования религиозной свободы в СССР и объект посещения многочисленных групп иностранных туристов. С другой стороны, власти всячески препятствовали ремонту и благоукрашению храмов, справедливо полагая, что благолепные храмы являются сильным средством привлечения молящихся и укрепления веры в народе. Хотя закон «Об охране и использовании памятников истории и культуры», принятый Верховным Советом СССР в 1976 году, и утвержденная Советом по делам религий  в 1980 году инструкция «О порядке учета и хранения культурных ценностей, находящихся в пользовании религиозных объединений»  дали возможность остановить стихийное уничтожение культовых художественных и исторических ценностей, нередки бывали и такие случаи, когда власти до последнего не давали ремонтировать храм, а потом закрывали как «находящийся в аварийном состоянии». В третьем параграфе, «Преследования церковных диссидентов 70-х-80-х годов», показано, что, несмотря на провозглашавшуюся советской Конституцией формальную свободу совести, преследования верующих в СССР имели место. Закон разрешал исповедовать любую религию, но запрещал религиозную пропаганду, в отличие от атеистического мировоззрения, пропаганда которого наоборот поощрялась. Под религиозной пропагандой и нарушением советского законодательства о культах понималась проповедь среди детей и молодежи, критика двойных стандартов государства в отношении верующих в Советском Союзе,  и, как в случае диакона Владимира Русака, даже изучение новейшей истории Русской Церкви не в русле официальной пропаганды. К религиозным диссидентам применялись суровые меры наказания, призванные напугать остальных и не допустить распространения диссидентского движения в Церкви. Как видно из документов, преследования по религиозному признаку имели место в единичных случаях даже вплоть до 1989 года. Однако, несмотря на репрессии против инакомыслящих в70-80-ее годы, православные христиане оставались верными своим убеждениям, укреплялись в вере, задумывались над испытаниями, перед которыми стояла Церковь. Из четвертого параграфа, «Взаимодействие Совета по делам религий с иностранцами, прибывающими в Советский Союз по церковной линии и контроль за ними», видно, что в работе Совета по делам религий с иностранными гражданами, прибывающими в Советский Союз, приоритетными были пропагандистские и идеологические вопросы. Необходимо было всячески показать, что Церковь в СССР «свободна» и никаких гонений по религиозному признаку не существует. Для этого с иностранными гостями проводился ряд мероприятий, призванных доказать данное положение. Пребывание иностранцев в СССР строго контролировалось, ограничивались всяческие контакты с рядовыми верующими и представителями духовенства. Приемом иностранных граждан, желающих ознакомиться с жизнью Русской Православной Церкви, занимались специальные представители МИД, Совета по делам религий и Отдела внешних церковных сношений, имеющие специальные инструкции. О пребывании иностранных граждан на территории Советского Союза и посещении ими церковных объектов писались подробнейшие отчеты. Такое положение сохранилось вплоть до 1990 года, лишь немного смягчившись в годы «перестройки».

Глава 6. «Новый этап в развитии церковно-государственных отношений в СССР»состоит из 4 параграфов. В первом параграфе, «Политика «Перестройки» в отношении изменения церковно-государственных отношений»,анализируются изменения, происходившие в отношениях Церкви и государства с началом «перестройки». Годы перестройки, несмотря на некоторые «перегибы на местах», стали временем совершенно новых в условиях Советского государства отношений между государством и Церковью. В лучшую сторону изменились отношения Церкви и государства, необратимый характер принял процесс их дальнейшей нормализации. Второй параграф, «Решение проблем, связанных с открытием и регистрацией храмов и монастырей», показывает, как  за годы «перестройки» роль Совета по делам религий претерпела существенные изменения. Союзный Совет по делам становится помощником церковных общин в их противостоянии с местной властью. Однако, если дело происходило в провинции, верующим приходилось иметь дело с уполномоченными Совета по делам религий, которые были чиновниками двойного подчинения - назначались из центра Советом по делам религий, а зарплату получали в местном облисполкоме. Из этого обстоятельства вытекали и все действия уполномоченных: если не было прямых указаний из Москвы, то уполномоченный поступал, сообразуясь с определениями местных властей. Таким образом, уполномоченные Совета по делам религий на местах стремительно теряли своё влияние. Третий параграф, «Значение юбилея 1000-летия Крещения Руси в церковно-государственных отношениях», повествует о торжествах по случаю 1000-летия Крещения Руси и событиях предыдущих месяцев, ставших знаменем реального поворота в церковной политике М.С.Горбачёва. Многие светские историки связывают появление в 1988 году тенденции к подлинной свободе вероисповедания с тем, что Советское государство сначала медленно, а затем все быстрее погружалось в экономический, политический и моральный хаос, а также с невозможностью дальнейшего государственного контроля над Церковью (в частности, Герд Штриккер). Горбачёв использовал юбилей в своих целях, для рекламы собственной деятельности. Вероятнее всего ему было важно завоевать доверие Запада. Несомненно, в этом положении есть немалая доля правды. Но нельзя не увидеть в этих поистине уникальных переломных событиях в отношении между государством и Церковью действия всеблагого Промысла Божия и Его милости к нашей Русской Православной Церкви. Начался новый этап в жизни Церкви и в политике государства. В четвертом параграфе, «Изменения в положении об управлении Русской Православной Церкви, принятые на Архиерейском Соборе 1989 года и пожелания Церкви к содержанию нового закона «О свободе совести», анализируются деяния Архиерейского Собора 1989 года. В начале горбачевского правления государство явно покровительствовало Церкви, а теперь Церковь стремилась поддержать государство, которому оставалось существовать всего около двух лет. Голос Патриарха стал слышан в средствах массовой информации. Однако эти судьбоносные события истории Русской Православной Церкви стали для ее Первосвятителя последним рубежом его собственного жития. С лета 1988 года здоровье патриарха Пимена значительно ухудшилось. Новый Закон СССР «О свободе совести» был принят уже после кончины Святейшего Патриарха Пимена 1 октября 1990 года.

В Заключенииподводятся итоги исследования и формулируются выводы. Время Патриаршего служения Святейшего Патриарха Пимена Промыслом Божиим выпало на непростую эпоху в жизни нашего государства. С точки зрения церковно-государственных отношений период патриаршества Святейшего  Пимена можно разделить на два неравных периода: до празднования 1000-летия Крещения Руси и последние два года. В первый период государство лишь проявляло терпимость к Русской Православной Церкви при сохранении жёсткого контроля над её деятельностью. Второй период прошел под знаменем «перестройки», времени отказа руководства СССР от политики государственного атеизма. Однако этот отрезок времени совпал с крайне тяжёлым состоянием здоровья Святейшего, когда он не был в состоянии активно заниматься делом управления Церковью.

Таким образом, в результате проделанной работы было комплексно и систематически изучено состояние церковно-государственных отношений в СССР в 1971-1990 гг., проанализированы основные законодательные акты советской власти, определявшие политику государства в отношении к Церкви в рассматриваемый период. В рамках выделенных пунктов взаимоотношения Церкви и государства в лице Совета по делам религий при Совете Министров СССР в рассматриваемый период на основе архивных документов, большая часть из которых ранее не была опубликована, были изучены основные методы и формы воздействия государства на Церковь на разных уровнях государственной власти.

В рамках дальнейшего исследования настоящей темы представляется необходимым более детально исследовать региональные архивы фонда уполномоченного Совета по делам религий, представляющие огромный клад ценных документальных свидетельств о взаимоотношениях государственной власти и Церкви. Принципиально важным моментом продолжения данного исследования является и сбор воспоминаний участников и очевидцев церковной жизни изучаемого периода, которые являются бесценным и уникальным источником для историка, позволяя прикоснуться к непосредственным обстоятельствам событий тех лет «из первых уст».

В составе диссертации имеются два Приложения.В Приложении №1 содержится «Сравнительная таблица пунктов обращения Комиссии Священного Синода по подготовке и проведению 1000-летия Крещения Руси в Совет по делам религий при Совете Министров СССР с просьбой содействия в разрешении вопросов в процессе подготовки к юбилею и отзывов работников Совета по делам религий». Данная таблица приводится по книге архимандрита Дионисия (Шишигина) «Былое пролетает». Патриарх Пимен и его время. М., 2010. С.353-357.

Приложение №2 содержит интервью о Святейшем Патриархе Пимене, собранные автором в процессе работы над диссертацией.

Основные положения диссертации получили отражение в следующих публикациях:

1. Вишневский А.К. Взаимодействие Совета по делам религий при Совете Министров СССР с Духовными школами Русской Православной Церкви в период патриаршества Святейшего Пимена (Извекова) по материалам ГАРФ [Электронный ресурс]//Сайт Московской Духовной Академии. http://www.mpda.ru/site_pub/894029.html. (дата обращения: 9.05.2012).

2. Вишневский А.К. Взаимодействие Совета по делам религий при Совете Министров СССР с Духовными школами Русской Православной Церкви в период патриаршества Святейшего Пимена (Извекова) по материалам ГАРФ [Электронный ресурс]//Сайт кафедры Церковной истории МДА. URL: http://history-mda.ru/publ/vzaimodeystvie-soveta-po-d. (дата обращения: 9.05.2012).

3. Вишневский А.К. Вспоминая Патриарха Пимена. Беседа с протопресвитером Матфеем Стаднюком. [Электронный ресурс]//Официальный сайт Московской Патриархии. URL:  http://www.patriarchia.ru/db/text/1227635.html. (дата обращения: 9.05.2012).

4. Вишневский А.К. Вспоминая Патриарха Пимена. Беседа с протопресвитером Матфеем Стаднюком. [Электронный ресурс]//Православие.ру. URL: http://www.pravoslavie.ru/guest/36229.htm. (дата обращения: 9.05.2012).

5. Вишневский А.К. Жемчужина Патриарха. Интервью с архиепископом Филаретом (Карагодиным). [Электронный ресурс]//Православие и мир. URL: http://www.pravmir.ru/patriarx-pimen-vospominaniya-sovremennika.  (дата обращения: 9.05.2012).


[1] Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах, 20 января (2 февраля) 1918 г. [Электронный ресурс ] // URL:http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1119186. (дата обращения: 9.05.2012).

[2] См. Постановление ВЦИК и СНК «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 года, пункт 17: «Религиозным объединениям воспрещается: а) создавать кассы взаимопомощи, кооперативы, производственные объединения и вообще пользоваться находящимся в их распоряжении имуществом для каких-либо иных целей, кроме удовлетворения религиозных потребностей; б) оказывать материальную поддержку своим членам; в) организовывать как специально детские, юношеские, женские молитвенные и другие собрания, так и общие библейские, литературные, рукодельческие, трудовые, по обучению религии и т.п. собрания, группы, кружки, отделы, а также устраивать экскурсии и детские площадки, открывать библиотеки и читальни, организовывать санатории и лечебную помощь».

[3] Там же, пункт 4: «Деятельность служителей культа, религиозных проповедников и наставников, обслуживающих постоянно два или несколько религиозных объединений, ограничивается территорией, на которой постоянно проживают верующие, входящие в указанные религиозные объединения».

[4] Там же, пункт 59: «Отправление религиозно - культовых обрядов в квартирах и домах верующих по просьбе умирающих или тяжелобольных может производиться без разрешения или уведомления исполнительного комитета районного, городского Совета депутатов трудящихся. (с изм. и доп., внесенными Указом Президиума ВС РСФСР от 23.06.1975).

[5] Там же, пункт 59: «Религиозные шествия, совершение религиозных обрядов и церемоний под открытым небом, а также в квартирах и домах верующих допускаются с особого каждый раз разрешения исполнительного комитета районного, городского Совета депутатов трудящихся. Ходатайства о выдаче разрешений на религиозные шествия и совершение религиозных обрядов под открытым небом подаются не менее чем за две недели до срока назначенной церемонии».

[6] Конституция СССР 1977 года. Глава 7, ст.52. ». [Электронный ресурс ] // URL:http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm#7. (дата обращения: 9.05.2012).

[7] Закон СССР от 01.10.1990 N 1689-1. «О свободе совести и религиозных организациях». [Электронный ресурс ]// URL:http://www.libussr.ru/doc_ussr/usr_17302.htm.  (дата обращения: 9.05.2012).

[8] Закон РСФСР от 25.10.90 № 267-1 «О свободе вероисповеданий». [Электронный ресурс  ] // URL: http://libelli.ru/works/document.htm. (дата обращения: 9.05.2012).

[9] Личный архив Вишневского А.К.

[10] Куроедов В.А. Религия и церковь в Советском государстве. М., 1982.

[11]См.: Одинцов М.И. Государство и церковь в России: ХХ век. М., 1994; Он же. Русская православная церковь в ХХ веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. М., 2002. Он же. Русская православная церковь в ХХ веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. М., 2002.   Он же. Советское государство и законодательство о культах. Из истории вопроса.  Он же. На переломе эпох: государство и религиозные объединения в СССР. 1985-1990 г.http://www.rusoir.ru/president/works/246/ Он же. Пимен (Извеков) – последний «советский» патриарх // Отечественные архивы. 1995. № 1. Он же. Совет по делам религий при СМ СССР: структура, функции и основные направления деятельности. (Эпоха В.А. Куроедова[1]. 1966-1984 гг.)http://www.rusoir.ru/president/works/268/. Он же. Как будто листаешь жизни мгновенья… По страницам личного дела патриарха Московского и всея Руси Пимена (Извекова).  1953–1988 гг.http://www.rusoir.ru/president/works/249/. Он же. Об истории принятия Закона о свободе совести.http://www.rusoir.ru/president/works/273/63. Он же. Вероисповедные реформы в России: идеи, практика, итоги (1985-1997 гг.).http://www.rusoir.ru/president/works/116/

[12] Васильева О.Ю. Поместный Собор 1971г.: правда и вымысел. Альфа и Омега, № 1(45), 2006, с. 67-91.Она же. Власть и Русская православная церковь (1945-1991). Польша - СССР 1945-1989: избранные политические проблемы, наследие прошлого. М., 2005.

[13] Маслова, И.И. Советское государство и Русская Православная Церковь: политика сдерживания (1964-1984 гг.) М.: МНЭПУ, 2005. Маслова И.И. «Совет по делам религий при Совете Министров СССР: к вопросу о взаимоотношениях государства и Русской православной Церкви (1965-1991 гг.)». Государство и Церковь в XX веке: эволюция взаимоотношений, политический и социокультурный аспекты. Опыт России и Европы.Российская  Академия наук. Институт славяноведения. Отв. ред.А.И.Филимонова. – М.:Книжный дом «ЛИБРОКОМ»., 2011, - 464с.

[14]Гераськин Ю.В. «Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви: исторический портрет (на материалах областей Центральной России)». Государство и Церковь в XX веке: эволюция взаимоотношений, политический и социокультурный аспекты. Опыт России и Европы., 2011.

[15]Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви 1917-1990 (учебник для православных духовных семинарий). – М., 1994; История Русской Церкви 1917-1997. Т.9. – М., 1997; История Русской Православной Церкви в Синодальный период 1700-2000 гг. –  М., 2006.

[16]Онищенко А. Материалы по приему иностранных корреспондентов и иностранных представителей сотрудниками Совета по делам Русской Православной Церкви за 1948 год. [Электронный ресурс]// Богослов.ру. URL: http://www.bogoslov.ru/text/1603819.html. (дата обращения 17.10.2011).

[17]Наследухова Е.Э. Брежнев / Православная энциклопедия, Т. 6. - М.: ЦНЦ РПЦ «Православная энциклопедия»., 2003. С. 229-232.

[18] Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М.,1995. 511 с.

[19] Штриккер Герд. Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). [Электронный ресурс]// Библиотека Я.Кротова.URL :http://krotov.info/acts/20/1920/shtric_02.htm. (дата обращения 4.01.2012).

[20] архиепископа Филарета (Карагодина), протопресвитера Матфея Стаднюка, протоиерея Владимира Дивакова, протоиерея Николая Соколова, протоиерея Михаила Рязанцева, протоиерея Герасима Иванова, протоиерея Георгия Студенова, многолетнего личного секретаря Святейшего Патриарха Владимира Гавриловича Пономаренко, ктитора Богоявленского Кафедрального собора г.Москвы Николая Семеновича Капчука, бывшего регента хора Троице-Сергиевой Лавры Владимира Романовича Бульчука.

[21] Шишигин Дионисий, архим. «Былое пролетает...». Патриарх Пимен и его время / Публ., сост. и истор. коммент. Архим. Дионисия (Шишигина). – М., 2010. 616 С.

[22]Никитин В.А. Патриарх Пимен: путь, устремленный ко Христу. М.: Эксмо, 2011. 320 с.

[23] Декреты  Советской   власти.  Т.I. М.: Гос. изд-во полит.литературы, 1957.

См.также:
понд.втор.сред.четв.пятн.субб.воскр.
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
16 ноября 2018 г.
24 ноября 2018 года в Московской духовной академии пройдет конференция «Преподобный Максим Грек: 500 лет в России».
16 ноября 2018 г.
6 и 13 ноября доцент кафедры Богословия Московской духовной академии священник Стефан Домусчи и доцент кафедры Церковной истории МДА священник Антоний Борисов прочитали лекции слушателям курсов повышения квалификации - клирикам Астраханской митрополии.
16 ноября 2018 г.
14 ноября в актовом зале Курской духовной семинарии протоиерейИоанн Лапидус, преподаватель Московской духовной академии, настоятельхрама святых равноапостольных Кирилла и Мефодия при МГУ им. М. В.Ломоносова, прочитал лекцию на тему: «Историко-канонические аспектывзаимоотношения Русской и Константинопольской Православных Церквей».
15 ноября 2018 г.
14 ноября 2018 года на восемьдесят втором году жизни скончалась монахиня Лариса (Каргина), долгие годы трудившаяся на должности заведующей продовольственным снабжением Московской духовной академии.
15 декабря 2018 г.
15 декабря 2018 года в Московской духовной академии пройдет научно-богословская конференция «Мистическое богословие. Мистика. Мистицизм».
12 - 20 ноября 2018 г.
С 12 по 20 ноября 2018 г. пройдут экзамены и обзорные лекции на подготовительном курсе бакалавриата студентов Московской духовной академии Сектора заочного обучения. Опубликовано расписание.
12 - 23 ноября 2018 г.
С 12 по 23 ноября 2018 г. пройдут экзамены и обзорные лекции на 2 курсе бакалавриата студентов, обучающихся при Центре образования духовенства при Новоспасском монастыре Московской духовной академии Сектора заочного обучения. Опубликовано расписание.
22 ноября 2018 г.
22 ноября 2018 г. в Московской духовной академии пройдет выставка детских мозаик и концерт классической музыки «Не во имя славы».
27 декабря 2018 г.
В соответствии с Положением о кафедре и Положением о порядке выборов заведующего кафедрой Московской духовной академии, конкурс на замещение должностей Заведующих кафедрами состоится 27 декабря 2018 года в Малом актовом зале на заседании Ученого совета в 11.00.
02 сентября 2018 - 12 мая 2019 г.
При Московской духовной академии работает Школа абитуриента – воскресные подготовительные курсы для школьников 10-11 классов и всех желающих поступать в Московскую духовную семинарию жителей Сергиева Посада и ближайших населенных пунктов Московской области.
22 ноября 2018 г.
22 ноября 2018 года состоится конференция «Актуальные вопросы изучения христианского наследия Востока», организуемая Кабинетом ориенталистики Московской духовной академии.
игумен Дионисий (Шленов) [Проповедь]
Архиепископ Верейский Амвросий (Ермаков) [Статья]
Архиепископ Верейский Амвросий (Ермаков) [Статья]
 
Полное наименование организации: Религиозная организация - духовная образовательная организация высшего образования «Московская духовная академия Русской Православной Церкви» (Московская духовная академия)

Канцелярия МДА — телефон: (496) 541-56-01, факс: (496) 541-56-02, mpda@yandex.ru
Приёмная ректора МДА — телефон: (496) 541-55-50, факс: (496) 541-55-05, rektor.pr@gmail.com
Сектор заочного обучения МДА — телефон: (496) 540-53-32, szo-mda@yandex.ru
Учебная часть МДА — телефон: +7 (915) 434-15-01, uchebchastMDA@yandex.ru
Пресс-служба МДА — psmda@yandex.ru


Официальный сайт Московской духовной академии
© Учебный комитет Русской Православной Церкви — Московская духовная академия
Все права защищены 2005-2015

При копировании материалов с сайта ссылка обязательна в формате:
Источник: <a href="http://www.mpda.ru/">Сайт МДА</a>.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций.