АКАДЕМИЯ РЕГЕНТСКАЯ ШКОЛА ИКОНОПИСНАЯ ШКОЛА
БОГОСЛОВСКИЙ ВЕСТНИК ЦЕРКОВНО - АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ КАБИНЕТ МИССИОНЕРСКИЙ ОТДЕЛ
Война мифов. Память о декабристах на рубеже тысячелетий [Сергей Ефроимович Эрлих]
09 сен. 2016 г.
Догматическое богословие. Учеб. пособие [прот. Олег Давыденков]
09 сен. 2016 г.
Ты Бог мой! Музыкальное наследие священномученика митрополита Серафима Чичагова [Автор-составитель: О. И. Павлова; Автор-составитель: В. А. Левушкин]
07 сен. 2016 г.
Литургика: курс лекций [Мария Сергеевна Красовицкая]
21 апр. 2016 г.

К истории прихода Знаменской церкви села Волово в XIX–XX веках


Статья опубликована в общественно-политической газете Воловского района Тульской области «Время и люди» (№35, 3 сентября 2010 года).
04 октября 2010 г.

Когда я учился в Воловской средней школе № 1, изучение истории родного края было одним из любимейших моих занятий. Под руководством замечательного педагога и первопроходца воловского краеведения Павла Григорьевича Васильева я трудился в краеведческом музее. Особо мое внимание привлекали стенды, посвященные истории церквей Воловского района. Это и понятно, ведь я был верующим, а тогда, в 1980-х годах, сложно было откуда-либо почерпнуть сведения о церковной истории, сложно было найти и приобрести Библию, хорошая, качественная икона тоже была редкостью. Церковные календари и иконки можно было купить в церкви, ассортимент был небольшой. Часто верующие приобретали фотографические изображения Спасителя, Богоматери и святых и простенькие календарики в поезде-дизеле, когда возвращались домой с богослужения из Успенской церкви города Богородицка. Моя прабабушка Евдокия Ивановна Сычева не умела читать, но, наученная матерью, она знала несколько молитв наизусть. У бабушки Зинаиды Матвеевны был молитвослов, но переписывала она и другие молитвы — те, которые поют за богослужением, и акафисты, а в комоде у нее хранилась книжечка с проповедями святого праведного Иоанна Кронштадского, правда, без обложки, может быть, кто-то оторвал ее из-за того, что чтение проповедей этого угодника Божия в советское время рассматривалось как признак симпатий к монархизму, признак контрреволюционности и антисоветчины. Первая Библия и Святое Евангелие появились в нашей семье с открытием Знаменской церкви — их подарил нам священник Владимир Пынько, ныне — протоиерей, клирик церкви преподобного Сергия Радонежского в Туле. А сведения об истории церкви в родном селе тогда получить было неоткуда. Поэтому юношу, попавшего в школьный краеведческий музей, особенно заинтересовала судьба последнего священника Знаменской церкви. Павел Григорьевич тогда говорил, что отец Феодор уехал неизвестно куда. Но то ли он не знал, действительно, о дальнейшей судьбе батюшки, то ли непринято тогда было говорить об этом. Прежде чем мы расскажем о трагических событиях 1930-х годов, несколько слов о церковной жизни в Воловском крае накануне революции 1917 года и, в первую очередь, о семье настоятеля Знаменской церкви протоиерея Феодора Феодоровича Минервина.

Папа отца Феодора, протоиерей Феодор Николаевич, — потомственный священник. Родился он 4 июня 1847 года в селе Мансурово Новосильского уезда в семье дьякона. В 1871 году окончил Тульскую духовную семинарию. С 1872 года преподавал Закон Божий в народной школе. 11 декабря 1877 года был рукоположен во священника к Михаило-Архангельской церкви села Киреевского Тульского уезда. Восемь лет преподавал Закон Божий в Вашанском министерском одноклассном училище и был заведующим этим училищем. В 1882 году был награжден набедренником за труды по народному образованию. С 10 октября 1885 года — настоятель Свято-Знаменской церкви села Волово. В селе Волово он был законоучителем в земской школе, женской церковно-приходской школе и школе грамоты. В 1891 году за усердное преподавание Закона Божия был награжден скуфьей. Отец Феодор овдовел и сам воспитывал четырех детей, и это притом, что он совершал священнослужение, требы и был преподавателем в нескольких школах. Его дочь Параскева, родившаяся 6 августа 1886 года, окончила Тульское епархиальное женское училище и в 1900-х годах была учительницей в Воловской церковно-приходской женской школе. Другая дочь Анна, родившаяся 21 января 1889 года, также окончила Тульское епархиальное женское училище; она вышла замуж и приняла фамилию мужа — Теремецкая. Самый младший член семьи — сын Сергей, родившийся 18 мая 1891 года — закончил Белевское духовное училище, в годы Первой Мировой войны ушел на фронт.

Самым старшим в семье протоиерея Феодора Николаевича был его сын Феодор. Он родился 4 февраля 1881 года. Жену отца Феодора звали Валентиной Алексеевной, родилась она в 1888 году. 16 февраля 1912 года у них родилась дочь — Наталья, а через год, 17 сентября 1913 года, сын — Алексей. Отец Феодор в 1904 году окончил Тульскую духовную семинарию, потом поступил на курсы в Москве, но так и не закончил их. В 1911 году его назначили настоятелем Знаменской церкви села Волово. Он был законоучителем и заведующим Воловской земской школой, а также преподавал Закон Божий в Воловской женской церковно-приходской школе, в школе грамоты в сельце Луневке и в одноклассной смешанной школе Рязано-Уральской железной дороги станции Волово. До революции 1917 года в приходе Знаменской церкви села Волово находились следующие школы: одна земская, две церковно-приходских школы и одна школа грамоты. Воловская женская церковно-приходская школа помещалась в доме сельского общества, а церковно-приходская школа, в которой обучались девочки и мальчики, в деревне Ольгиной — в наемном здании. Обе эти школы находились на содержании Богородицкого отделения Тульского епархиального училищного совета. Известны имена учителей этих школ: в 1916 году в Воловской земской школе преподавала Зинаида Николаевна Киселева, окончившая Тульское епархиальное женское училище, и Татьяна Ивановна Азбукина, дочь псаломщика И. А. Азбукина, окончившая Белевское епархиальное женское училище; в Воловской женской церковно-приходской школе преподавала Анна Алексеевна Низова; в церковно-приходской школе деревни Ольгиной — Елена Феодоровна Подшибякина, окончившая Покровские курсы; а в школе грамоты в сельце Луневке — Марина Лаврентьевна Афанасьева, окончившая Богородицкую гимназию. В 1914 году отец Феодор стал председателем церковного волостного попечительского совета. Известны также имена других клириков Знаменской церкви, это — диакон Михаил Григорьевич Воскресенский и псаломщик Иоанн Аввакумович Азбукин, ставший псаломщиком в 1889 году и бывший им бессменно почти 20 лет, несмотря на свой вполне солидный возраст — в 1916 году ему исполнилось 66 лет.

К приходу Знаменской церкви была приписана часовня, устроенная в начале XX века в деревянном здании железнодорожного вокзала в зале ожидания. По субботам и в праздничные дни в ней совершались богослужения для пассажиров и жителей прилегающих домов. Богослужение совершали священники Знаменской церкви. А в пасхальные дни была особая служба. Интересным был сам обряд проведения пасхальной службы. Во время крестного хода на первом пути на рельсы укладывали петарды и тихим ходом пускали паровоз. Происходили взрывы петард, что служило своеобразным салютом и заменяло колокольный звон.

Церковная история Воловского края в конце XIX — начале XX века представляет собою яркое свидетельство благотворной деятельности Церкви Христовой, особенно возросшей в это время. Многообразна и красочна была церковная жизнь. Но эта слагавшаяся веками прекрасная церковная жизнь, одна из сторон жизни русской провинции, была в считанные годы разметана пришедшей в 1917 году советской властью. Разметана, но — вовсе не прервана и не уничтожена совершенно.

Имущество церковное было национализировано. Все учебные заведения были переданы в Отдел народного образования, с запрещением преподавания Закона Божия. В общественных и образовательных учреждениях запрещено было вешать иконы и другие священные изображения. Из церквей были изъяты метрические книги, в которых испокон веков велись записи о рождении и бракосочетании, а по ним и сейчас, кто пожелает, может составить свою родословную.

В годы советской власти по всей стране прокатилась жестокая волна репрессий и террора по отношению к верующим. Не остался в стороне и Воловский край.

В ходе трудных заготовок хлеба в стране в 1928 году, когда крестьяне не подчинялись принудительному изъятию зерна, в печати стали появляться материалы о том, что кулаки в союзе с «попами срывают государственные хлебозаготовки». Выступая на собрании актива московской организации ВКП(б) в апреле 1928 года, И. В. Сталин продолжил тему о наступлении на кулака, соединив ее с необходимостью проведения «самой боевой антирелигиозной работы в массах», и призвал к решительной борьбе с религией.

В 1929 году советское правительство предприняло ряд очередных мер по подавлению Церкви. В начале 1929 года был разослан совершенно секретный циркуляр «О мерах по усилению антирелигиозной работы», который борьбу с религией приравнивал к классово-политической, что открывало новый этап наступления на Церковь, характеризующийся широким применением репрессий. К лету 1929 года осуществление «церковной политики» сосредоточилось в руках ОГПУ и НКВД.

В мае 1929 года на XIV-м Всероссийском съезде Советов была принята новая редакция статьи 4-й Конституции РСФСР: в ней вместо «свободы религиозной и антирелигиозной пропаганды» признавалась «свобода религиозных исповеданий и антирелигиозной пропаганды», что законодательно ставило верующих в совершенно неравное с прочими гражданами положение. В том же 1929 году из магазинов стали исчезать основные продукты питания. В стране была повсеместно введена карточная система. Инструкцией НКВД от 1 октября 1929 года «О правах и обязанностях религиозных объединений» служители культа и члены их семей были отнесены к категории лишенцев и лишены карточек. Проблемы, возникшие в среде духовенства, стали предметом небезразличного обсуждения на церковных собраниях и в частных беседах.

И вот в селе Волово были арестованы несколько человек. 25 октября 1929 года арестовали настоятеля Знаменской церкви села Волово протоиерея Феодора Феодоровича Минервина и псаломщика, регента церковного хора С. И. Плотникова. Они подозревались в поджоге риги у местного организатора колхоза Солнцева. А впоследствии были арестованы еще 8 человек. Они обвинялись в ведении злостной антисоветской и антиколхозной агитации.

Материалов для слушания дела в открытом судебном заседании было добыто совершенно недостаточно, в связи с этим дело рассматривалось Коллегией ОГПУ в закрытом заседании.

Постановлением заседания ОГПУ по Тульской области от 13 февраля 1930 года были приговорены:

— к 5 годам заключения в концлагерь:

священник Феодор Феодорович Минервин;

псаломщик и регент церковного хора Степан Иванович Плотников, 1892 г. р., уроженец д. Шишовка с. Никитское Воловского района, образование низшее;

— к 3 годам заключения в концлагерь:

Ежов Василий Никифорович (1905 г. р., уроженец с. Волово);

Юдаков Иван Захарович (1904 г. р., уроженец с. Волово);

Юдаков Тихон Захарович (1886 г. р., уроженец с. Волово);

— к 3 годам ссылки в Северный Край:

Ежов Никифор Никитович (1884 г. р., уроженец с. Волово);

и члены церковного совета Знаменской церкви села Волово

Голов Андрей Прокофьевич (1877 г. р., уроженец с. Волово);

Дятлов Михаил Трифонович (1870 г. р., уроженец с. Волово);

Ежов Георгий (Егор) Яковлевич (1901 г. р., уроженец с. Полевое);

Ежов Николай Ефимович (1864 г. р., уроженец с. Волово).

Священник Феодор Феодорович Минервин, С. И. Плотников, В. Н. Ежов, И. З. Юдаков и Т. З. Юдаков были направлены в Управление Северных лагерей особого назначения (г. Усть-Сысольск (Сыктывкар), Коми АССР), а Е. Я. Ежов, Н. Е. Ежов, М. Т. Дятлов, А. П. Голов, Н. Н. Ежов — в г. Архангельск и далее.

По этому делу были допрошены свидетели, в том числе женщины: Е. М. Воскресенская, дочь диакона Михаила Григорьевича Воскресенского — школьная работница, Ю. Я. Плотникова — жена С. И. Плотникова, А. Д. Ежова — крестьянка, П. В. Обухова — учительница, Т. И. Солнцева — учительница, П. Е. Ежова — вдова, монахиня Анастасия Петровна Крюкова (39 лет, грамотная).

Надо отметить тут же, что все перечисленные выше лица, осужденные Коллегией ОГПУ 13 февраля 1930 года, были реабилитированы 1 апреля 1957 года Тульским областным судом.

О жизни заключенных в концлагерях можно составить представление на основе произведений А. И. Солженицына, О. В. Волкова и других писателей. В производственную задачу Управления северных лагерей особого назначения входили: строительство железной дороги Пинюг — Усть-Сысольск, тракта Усть-Сысольск — Ухта, проведение геологических работ на Ухте и Печоре и организация нефтепромысла в районе Ухты, а также лесозаготовки в Архангельской области. Северный лагерь особого назначения был ликвидирован приказом ОГПУ от 6 июня 1931 года. Заключенные, строившие железную дорогу, были при этом переброшены на строительство Беломоро-Балтийского канала. Однако Северный лагерь особого назначения оставил «потомство»: тем же приказом были образованы Усть-Вымский исправительно-трудовой лагерь, который должен был достроить тракт Сыктывкар — Ухта и завершить строительство железной дороги Пинюг — Сыктывкар, и Ухто-Печорский исправительно-трудовой лагерь. Усть-Вымский исправительно-трудовой лагерь в связи с завершением строительства тракта и консервацией строительства железной дороги (которая  так и не была достроена) уже 5 марта 1932 года был реорганизован в лаготделение, а немного позже — в перевалочный пункт Ухто-Печорского исправительно-трудового лагеря. Ухто-Печорский исправительно-трудовой лагерь был одним из крупнейших лагерей СССР. В его производственную задачу входили разведка и добыча нефти, радия, асфальтитов в Ухтинском районе, добыча угля в Печорском угольном бассейне, строительство автомобильных дорог и железной дороги на участках Котлас — Чибью и Кожва — Воркута, лесозаготовки, баржестроение. Всем этим и могли заниматься заключенные воловчане, отец Феодор Минервин, С. И. Плотников и другие.

Отметим, что Алексей Феодорович Минервин, сын отца Феодора Минервина, был приговорен к расстрелу и расстрелян в 1938 году в Ленинграде. Ему было тогда всего 24 года.

Совершенно неожиданным и радостным стало мое знакомство с потомками протоиерея Феодора Минервина. После долгих, кропотливых поисков состоялся, наконец, телефонный разговор с внуком отца Феодора — Леонидом Юрьевичем Альтшулером, знаменитым тульским бардом, основателем Клуба самодеятельной песни в Туле, а также генеральным директором фирмы «Солвер».

От Леонида Юрьевича я и узнал о дальнейшей судьбе отца Феодора и его потомков. Отец Феодор скончался в 1962 году и был погребен около Всехсвятского собора г. Тулы. «Занимался он, когда был жив, — сообщил Леонид Юрьевич, — сколько силы позволяли, цветником у дома, что-то рисовал, однако уже не мог играть на многочисленных музыкальных инструментах, которые всё ещё рассыхались наверху по всем шкафам. А чуть раньше, рассказывают, на чём он только не играл (самоучкой). Был высок и прям, ничуть не согбен, ходил с палкой. Из уважения к нему автобус останавливался буквально в любом месте, чтобы не нужно было ему идти до остановки, это-то я сам помню, наблюдал неоднократно. Умер он просто и мгновенно — на полуслове, протянув руку за свежей газетой. Упал — как прилёг — на любимый старый дубовый сундук, на котором сидел обычно. Лопнул сосуд в мозгу. Все говорили — вот забрал же Господь доброго человека без секундных даже мучений. Икон в доме было много. Тщательно прятались они и каждый раз терпеливо доставались. Бабушка Валентина Алексеевна времени молитвам отдавала даже больше деда — тот, видать в лагерях ещё научился молиться про себя, не напоказ. Старославянский напевный говор бабушкиной молитвы — одна из неотъемлемых составляющих музыки детства. Жили-то мы тесно, и получалось, что бабушка молилась метрах в полутора от моих ушей. Бабушка была чрезвычайно кроткой и трудолюбивой, тащила на себе все хозяйство. Мужа своего сильно пережила».

Дочь отца Феодора Наталья Феодоровна жила в г. Рыбинске, затем вернулась в Тулу. Мария Артуровна Бон, дочь Натальи Феодоровны, преподавала в Тульском политехническом институте и в Тульском коммунально-строительном техникуме.

Многие воловчане еще помнят монахинь — сестер Шамординского Казанского монастыря, которые после закрытия обители и отбытия срока ссылки в Казахстане приехали в село Волово и в довоенные годы несли послушание при Знаменской церкви, а после войны — при Никольской церкви села Осиново.

Из слов монахини Анастасии (Крюковой), допрошенной в 1929 году по делу священника Феодора Минервина, следует, что в селе Волово всего было пять монахинь, они занимались шитьем и изготовлением туфель, стегали одеяла. Духовным отцом сестер, был оптинский иеромонах Мелетий (Бармин), к которому они ездили за духовным наставлением, когда он служил в Козельске.

Монахини часто собирались у своей духовной наставницы — монахини Марфы (в миру — Марфы Моисеевны Ушковой), впоследствии принявшей схиму с именем Мария. Мать Мария родилась в 1864 году в селе Иевлево Богородицкого уезда. Видимо, с самого рождения она была слепой, по крайней мере, в послужных списках Шамординской Казанской обители, куда она поступила на послушание в 1890 году, она так и значится «слепой». Будучи в Шамординской обители, она жила в богадельне и за ней ухаживали сестры. О матери Марии мне много приходилось слышать, когда я еще прислуживал алтарником в Знаменской церкви, о ней говорили как об имевшей особый дар рассуждения и даже — прозорливости. Известен достаточно широко интересный случай. Однажды, когда монахини уже жили вместе в доме на Крючке, они пригласили рабочих чинить кровлю. Мать Мария была дома одна, а сестры были заняты другими работами, дома их не было. Когда рабочие начали халтурить, матушка вышла, назвала халтурщика по имени и указала ему на «просвет»-дыру в кровле. Кровельщик тогда чуть не упал с кровли, ведь матушка Мария была слепа глазами. Скончалась она в 1942 году.

В послевоенные годы после открытия в 1945 году Никольской церкви в селе Осиново монахини пекли просфоры для церкви и пели на клиросе.

О монахине Амвросии (в миру — Матроне Никитовне Поляковой) известно, что она была высокой духовной жизни и особенно ревностной была в молитвенном делании. Родилась она в 1888 году в сельце Долгом Россошенской волости Ливенского уезда в крестьянской семье. В 1913 году поступила на испытание в Шамординскую обитель, где в 1916 году несла послушание при монастырской гостинице. Клирик Тульской епархии отец Иоанн Титов (ныне — игумен Кирилл, клирик Казанского женского монастыря села Папоротка) бывший настоятелем осиновской церкви в 1970-х годах, из-за старости матушек часто причащал их на дому. У всех сестер заранее были приготовлены гробы. Однажды во время очередного посещения сестер матушка Амвросия послала отца Иоанна за книгами духовного содержания на чердак. Отец Иоанн взлез на чердак и был поражен увиденным — гробы стояли ряд к ряду. Так матушки напоминали себе о конечности земной жизни и об ответственном отношении к ней, ведь если дается один раз, прожить ее надо достойно.

Мать Амвросия, по воспоминаниям отца Иоанна, очень рано утром вставала, умывалась, расчесывала себе косичку, а затем в святом углу долго молилась, вставала и шла отдыхать, зачастую забывая о завтраке. Немного отдохнув, она снова вставала, умывалась, опять прилежно молилась и снова шла отдыхать, нередко забывая и пообедать. Так в молитве проходил весь ее день. Когда она была уже при смерти, то лежала без движения, а глаза ее были закрыты и уста сомкнуты без надежды на движение, но ум ее все еще воспарял в молитве к Богу. Отец Иоанн с матушкой приехал прощаться с ней. Они стояли молча, в ожидании хоть какого-то слова от нее или хотя бы движения. Ничего не было слышно, кроме последних вздохов отходящей в мир иной праведницы. В ее руках были четки. Племянница матушки именем Александра решила взять себе на память эти четки и вынуть их из рук умирающей. И тут пальцы матери Амвросии взволнованно задрожали. Так и остались четки в руках молитвенницы, с непрестанной молитвой отдала она дух свой ко Господу. Погребали ее архимандрит Исаакий (Мотыль), уроженец Закарпатья, и отец Иоанн Титов. Отец Исаакий вообще любил беседовать с матушками, часто навещал их, помогал им по хозяйству и ночевал у них.

Еще немного известно и о матушке — инокине Агриппине Васильевне Мошкиной. Она родилась в 1882 году в селе Ново-Покровском Богородицкого уезда Тульской губернии, в крестьянской семье. В 1902 году она поступила на испытание в Шамординскую обитель, где несла различные монастырские послушания. Вместе с другими сестрами после закрытия обители она приехала и поселилась в селе Волово.

О монахине Анастасии (Крюковой) и Евдокии (Астаховой) пока сколько-нибудь подробных сведений нет.

Кроме шамординских сестер, приезжали в село монахини и из других монастырей.

В синодике игумена Кирилла (Титова) среди погребенных на Воловском кладбище монахинь упоминается, в частности, монахиня Вера (Еремеева), скончавшаяся 8 марта 1975 года.

На сайте Свято-Тихоновского Православного богословского университета размещены сведения об инокине Вере (Ивановне Еремеевой), которая подвизалась в Иоанно-Предтеченском женском монастыре г. Москвы. Она была уроженкой села Волово, в 1931 году была арестована и заключена на 5 лет в исправительно-трудовой лагерь. Дальнейшая ее судьба, согласно сведениям Свято-Тихоновского Православного богословского университета, неизвестна. Однако, скорее всего, погребенная на Воловском кладбище монахиня Вера (Еремеева) — одно лицо с ней. Куда могла она вернуться после ликвидации монастыря? Конечно, в родное село! Итак, подробнее о жизненном пути матушки Веры.

Родилась она в 1884 году в селе Волово в крестьянской семье. В 1910 году поступила в Иоанно-Предтеченский женский монастырь г. Москвы, где несла послушание в швейной мастерской. Когда в 1918 году монастырь был закрыт, но продолжали еще действовать два монастырских храма. Сестры шили одеяла и обмундирование для Красной армии, ютились в нескольких оставшихся кельях. К началу 1927 года территория монастыря была полностью захвачена советскими организациями, и оставшиеся монахини, и в их числе Вера Ивановна, переселились на подворье Иоанно-Предтеченского монастыря, находившееся в селе Чернецово Московской области, где продолжали жить по монастырскому уставу. В 1927–1928 годах сестры все еще обеспечивали себя всем необходимым, однако в 1929 году хуторское хозяйство было «национализировано» и монахини вынуждены были скитаться по окрестным деревням в поиске поденных работ. В эти трудные годы духовником сестер стал схиархимандрит Иларион (Удодов), афонский монах, благодатный старец. Он поселился на подворье и служил в хуторском храме преподобного Сергия Радонежского.

14 мая 1931 года инокиню Веру Ивановну лишили избирательных прав, а 20 мая арестовали ее вместе с другими насельницами подворья Иоанно-Предтеченского монастыря. По делу этому всего проходило 31 человек. Все они обвинялись в «агитации против проводимых Советской властью мероприятий, против вступления крестьян в колхоз» и были приговорены к 5 годам заключения в исправительно-трудовой лагерь с высылкой в Казахстан. Вот выписка из следственного дела: «Показала, что она, Еремеева, советовала крестьянам не сдавать излишки, чтобы самим не сидеть голодными, но агитации против колхозов не вела и слухов о войне не распространяла». Вместе с осужденными сестрами инокиня отправилась в ссылку. Из рассказов ивановских сестер сохранилось такое предание. Когда осужденных высадили на безлюдной станции, вдруг встретила их незнакомая женщина и угостила лепешками с кипятком. При этом она рассказала, что в эту ночь явилась ей Матерь Божия и приказала напечь лепешек, накипятить воды и встречать поезд, сказав при этом: «Скоро Мои приедут!» Так, под покровом Пресвятой Богородицы и заступничеством Иоанна Предтечи пережили они тяжелые годы ссылки. После отбытия срока мать Вера вернулась в родное село Волово, где в то время жили ее родственники. Она прожила 91 год. После тяжелейших жизненных потрясений, ужасов тюремного заключения, полуголодных военных лет здоровье ее к старости сильно расстроилось, так что она нуждалась в постоянном внимании и медицинском уходе, что никак не могли обеспечить ей окружающие. Скончалась она 8 марта 1975 года в доме престарелых деревни Лебедяни. На санях усопшую привезли в Никольскую церковь села Осиново. Погребал ее по монашескому чину отец Иоанн Титов, а руководила тогда хором монахиня Вера (Легач).

Итак, на старом погосте Воловского кладбища похоронены шамординские монахини: схимонахиня Мария (в монашестве — Марфа, † 1942), монахиня Амвросия (Полякова, † 02. 02. 1978), монахиня Анастасия (Крюкова), монахиня Евдокия (Астахова, † 1945), инокиня Агриппина Мошкина († 1945). Монахиня Вера (Еремеева) погребена также на старом погосте Воловского кладбища, но только не вместе с шамординскими сестрами, а немного поодаль от них. 28 февраля 1990 года ее реабилитировали.

Посещавшие матушек вспоминают, что в святом углу их дома была икона Божией Матери «Скоропослушница» большого размера, написанная на Святой Горе Афон. В Никольской церкви села Осиново, если встать лицом к алтарю, можно видеть икону Божией Матери, с задней стороны которой написано, что эта икона писана в Афонском Свято-Пантелеимоновом монастыре. Не принадлежала ли в свое время эта икона шамординским сестрам, а затем была передана ими в церковь?!

О судьбе осужденных в 1930 году вместе с протоиереем Феодором Минервиным регента церковного хора Знаменской церкви С. И. Плотникова и члена церковного совета Н. Н. Ежова известно следующее. В 1935 году С. И. Плотников вернулся в родное село. Через два с небольшим года, 26 августа 1937 года, его снова арестовали. Тройка при УНКВД по Московской области 10 сентября 1937 года приговорила его к высшей мере наказания — расстрелу. Он обвинялся в систематической антисоветской агитации и активной контрреволюционной пораженческой клевете и пропаганде, направленной против мероприятий, проводимых коммунистической партией и правительством. Степан Иванович Плотников расстрелян 14 сентября 1937 года на Бутовском полигоне. Место захоронения — Московская область, Бутовский полигон. Реабилитирован 1 апреля 1957 года и 10 мая 1989 года. Член церковного совета Знаменской церкви Никифор Никитович Ежов, вернувшийся из концлагеря в село Волово в 1933 году, был снова арестован 14 сентября 1937 года. Тройка при УНКВД по Московской области 9 октября 1937 года приговорила его к высшей мере наказания — расстрелу. Он обвинялся в антисоветской агитации и контрреволюционной пропаганде. Расстрелян 13 октября 1937 года на Бутовском полигоне. Место захоронения — Московская область, Бутово. Реабилитирован 1 апреля 1957 года и 20 октября 1999 года.

После открытия в 1989 году в селе Волово Знаменской церкви среди прихожан можно было часто видеть Ю. Я. Плотникову. О ней знали, что судьба у нее была нелегкая: у нее с мужем не было детей, а муж был репрессирован, да так и не вернулся из заключения. Сама она вспоминала, что ее муж был регентом в церкви и сам красиво пел, неоднократно сажали его в тюрьму. На вопрос, а где же он сейчас, баба Юля, как все тогда ее называли, отвечала, что он так и не вернулся из лагеря и там, вероятно, умер. К сожалению, более она ничего не могла сказать. Всю жизнь она прожила одна, пронеся свое горе через года, не сломленная, не потерявшая веру. Только теперь, когда минуло столько лет, стало, наконец, известно — муж бабы Юли, Степан Иванович Плотников, был расстрелян 14 сентября 1937 года на Бутовском полигоне.

Пройдя сквозь тяжелейшее горнило испытаний, Церковь достойно вышла из него — осененная великим множеством святых, вновь обретя отнятые у нее права и свободы, направленные на служение Богу и России. И кто знает, может быть, и среди воловчан есть святые, которые предстоят ныне Престолу Божию и молятся непрестанно о нас грешных. Только бы нам прожить бы свою жизнь достойно, по-христиански!

Г.Я. Ежов
Г.Я. Ежов
Иоанно-Предтеченский женский монастырь в Москве
Иоанно-Предтеченский женский монастырь в Москве
Казанский собор Шамординского монастыря
Казанский собор Шамординского монастыря
Л. Ю. Альтшулер
Л. Ю. Альтшулер
Л. Ю. Альтшулер
Л. Ю. Альтшулер
Протоиерей Феодор Минервин. Фото 1930 года
Протоиерей Феодор Минервин. Фото 1930 года
С. И. Плотников. Фото 1930 года
С. И. Плотников. Фото 1930 года
понд.втор.сред.четв.пятн.субб.воскр.
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
16 декабря 2018 г.
16 декабря, в Неделю 29-ю по Пятидесятнице и в день памяти пророка Софонии и преподобного Саввы Сторожевского - ученика преподобного Сергия, ректор Московской духовной академии архиепископ Верейский Амвросий рукоположил во диакона магистранта 1 курса иподиакона Георгия Полуянова и совершил над десятью студентами бакалавриата хиротесии во чтецов.
13 декабря 2018 г.
13 декабря 2018 года прошла студенческая конференция на кафедре филологии Московской духовной академии «Предание и текст». В рамках конференции работали две секции: отделения Греческой христианской литературы и Русской духовной словесности.  С докладами выступили магистранты и аспиранты кафедры всех курсов.
13 декабря 2018 г.
13 декабря 1961 года почил о Господе митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич). Сегодня, спустя 57 лет со дня его кончины, ректор МДА архиепископ Верейский Амвросий совершил заупокойную литию на его могиле.
13 декабря 2018 г.
13 декабря Академию посетил директор Центрального  музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва М.Б. Миндлин. Его сопровождали профессор кафедры Истории и теории церковного искусства МДА О.Р. Хромов и заместитель директора по развитию музея Рублева  С.Н. Липатова.
10 - 20 декабря 2018 г.
С 10 декабря по 20 декабря 2018 г. пройдут экзамены и обзорные лекции на 4 курсе бакалавриата студентов CЗО МДА, обучающихся при Центре образования духовенства при Новоспасском монастыре Московской духовной академии Сектора заочного обучения. Опубликовано расписание.
27 декабря 2018 г.
В соответствии с Положением о кафедре и Положением о порядке выборов заведующего кафедрой Московской духовной академии, конкурс на замещение должностей Заведующих кафедрами состоится 27 декабря 2018 года в Малом актовом зале на заседании Ученого совета в 9.30.
02 сентября 2018 - 12 мая 2019 г.
При Московской духовной академии работает Школа абитуриента – воскресные подготовительные курсы для школьников 10-11 классов и всех желающих поступать в Московскую духовную семинарию жителей Сергиева Посада и ближайших населенных пунктов Московской области.
Чтец Сергий Палий [Проповедь]
Чтец Иоанн Кривоногов [Проповедь]
 
Полное наименование организации: Религиозная организация - духовная образовательная организация высшего образования «Московская духовная академия Русской Православной Церкви» (Московская духовная академия)

Канцелярия МДА — телефон: (496) 541-56-01, факс: (496) 541-56-02, mpda@yandex.ru
Приёмная ректора МДА — телефон: (496) 541-55-50, факс: (496) 541-55-05, rektor.pr@gmail.com
Сектор заочного обучения МДА — телефон: (496) 540-53-32, szo-mda@yandex.ru
Учебная часть МДА — телефон: +7 (915) 434-15-01, uchebchastMDA@yandex.ru
Пресс-служба МДА — psmda@yandex.ru


Официальный сайт Московской духовной академии
© Учебный комитет Русской Православной Церкви — Московская духовная академия
Все права защищены 2005-2015

При копировании материалов с сайта ссылка обязательна в формате:
Источник: <a href="http://www.mpda.ru/">Сайт МДА</a>.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций.